Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

В Калининградскую область-не от хорошей жизни.

Не от хорошей жизни ехали…
Об этом поведала правнучке одна из старожилок Калининградской области.
Студенты-историки Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта во время летней практики проводили опрос первых переселенцев. Собранные воспоминания – новые странички в летописи нашего края. Живые свидетельства о том, как всё когда-то начиналось. Студентка Валерия Серенкова решила побеседовать «для истории» не просто с кем-нибудь из старожилов, а со своей прабабушкой. Сегодня мы предлагаем фрагменты этого семейного интервью. 
Русско-польское детство 
Я 1926 года рождения. Родилась и до переезда в Калининград жила в Поставах (так моя прабабушка Анна Фёдоровна Волкова называла деревню Новая Лука в Поставском районе Витебской области. – В.С.). 
Мать – из крестьян, батька – из рабочих. Детей в нашей семье было четверо: старшие братья Фёдор и Александр, я и младшая сестра Зина. Саша до войны учился в Минске в ФЗУ (фабрично-заводском училище. – В.С.), оттуда его призвали в армию. 
В хате мы говорили по-русски. А вот в школе учились на польском (территория Западной Белоруссии, где жила Анна Фёдоровна, до сентября 1939-го относилась к Польше. – В.С.). 
Учителя были строгие: за плохое поведение били указкой по рукам. Каждый день занятия начинались с молитвы – тоже на польском языке. Любимым моим предметом была география. Запомнилась учительница – красивая и строгая полька. 
От школы хорошо снабжали всю нашу большую семью. Выдавали учебники и тетради, форму с красивым передником, на праздники давали «посылки» с продуктами. 
Когда пришли русские, я закончила три класса. И больше уже не училась. Польская школа закрылась, а в русскую я не пошла. 
Страшная память войны 
Моя семья помогала партизанам. За это в 1943 году полицаи расстреляли батьку и брата Фёдора. Их выдали свои же, предатели. 
Федя к тому времени был женат. Жену звали Катей, они очень любили друг друга. Когда брата и отца повели на расстрел, Катя пошла вместе с ними. Её хотели пощадить, ведь она не была коммунисткой. Но Катя сказала, что без Феди жизни ей уже не будет… 
Другой мой брат, Александр, горел в танке. Получил тяжёлые ожоги и умер в госпитале в Иваново в 1944-м. Саша успел прислать нам письмо. Писал, что скоро вылечится и будет снова «бить проклятых фашистов», отомстит им за отца, за Фёдора, за Катю… 
За лучшей долей 
После ухода немцев я работала в «Заготзерне» и «Заготсене». 
В Поставах развелось много бандитов. Богатых грабили. Однако у нас брать было нечего. Жили в землянке, очень бедно. 
Сама я была не замужем, с двумя дочками. Зоя родилась в 1947 году, Вера – в 1950-м. Ещё с нами жили моя пожилая мать и младшая сестра Зина. 
А тут, значит, тётя Марыля, сестра отца, написала. Она с мужем переехала по вербовке в Калининградскую область. И нас позвала к себе. Мол, здесь вам полегче будет. Так вот мы и уехали в 1950 году из родных мест на чужбину. Решили убежать от нищеты, от разрухи. Надеялись, что там будет лучше. 
На новом месте 
Ехали в вагонах-«телятниках». Несколько дней. Ехали, даже не зная, где жить будем. 
Поселили нас в Калининграде, в полуразрушенном доме на улице Тельмана. Вокруг были одни развалины. 
В доме было печное отопление. Общий туалет на весь этаж. Один кран с холодной водой. 
Каждую пятницу мы все вместе ходили в баню на улице Комсомольской. На трамвае туда добирались. С собой везли тазик, кусок хозяйственного мыла, грубую мочалку. 
Дочки часто простужались. Лечила их сама. Накаляла в печке кирпич до красноты, потом бросала его в ведёрко с водой, закрывалась вместе с ребёнком одеялом и дышали паром. Дети, конечно, громко плакали, но это хорошо, лёгкие ещё лучше прогревались. Ещё лечила так. Перед раскалённой печкой с открытой дверкой смазывала дочкам грудь и спину скипидаром или скипидарной мазью, затем закутывала в шерстяной платок. Также парила детям ноги в тазике с горячей водой с горчицей. Если появлялись вши, мазали голову керосином, потом смывали хозяйственным мылом и вычёсывали частым гребнем. 
Бралась за любую работу 
Мать моя работать уже не могла. К тому же она была совсем неграмотная. При получении пенсии вместо подписи ставила крестик. А пенсия у неё была – всего 16 рублей. 
В общем, вся наша семья поначалу была на мне. 
Сперва устроилась санитаркой в больницу Калинина. Потом работала на рыбоконсервном комбинате, убирала в жестяно-баночном цехе. После этого перешла в трамвайный трест. Сначала была кондуктором, затем стала стрелочницей пути. Вручную переводила стрелки в любую погоду. Тяжёлая это была работа… 
А зарабатывала мало, жить было не на что. Потому-то и пришлось отдать старшую дочь во второй интернат. Там Зоя и училась, и жила. И кормили её там неплохо. Но она очень скучала по мне, плакала. И чтобы быть с ней рядом, я устроилась туда кухонной рабочей. 
В 1953 году сестра Зина выходила замуж. У неё было всего одно платье. Его она и надела. Никакого празднования не было, просто расписались. 
Но мало-помалу жизнь налаживалась. 
О возвращении не думали 
Была ли возможность возвращения на родину? Об этом я не думала. Потихоньку и здесь прижились. Сестра родила троих, мои дети росли… 
В советское время ездила в Поставы, пока там были живы родственники. Последний раз побывала на родине в 1980 году. 
Какие ошибки, совершённые при переезде, хотела бы исправить? Даже не знаю. Наверное, всё-таки можно было тогда хату получше занять… 
От редакции 
Среди первых калининградских переселенцев немало таких же, с нелёгкой судьбой, как у Анны Фёдоровны Волковой. О них, «маленьких людях» без чинов, наград и регалий, не часто вспоминают. Да и сами они, как правило, не рвутся рассказывать о себе, не пишут мемуаров. Вот и остаётся от жизни по большому счёту – тире между датами рождения и смерти… 
Жизнь Анны Фёдоровны Волковой (она не так давно умерла) теперь, получается, вписана в историю. И это хорошо. Правильно. Справедливо. Ведь эту землю из руин поднимали не только выдающиеся личности, но и тысячи простых тружеников. О них тоже должна быть память. Ну а студентке Валерии Серенковой (сейчас она уже на пятом курсе) за летнюю практику, конечно же, зачёт.

Влад РЖЕВСКИЙ     
Калининградская прада 18.02.2013

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (05-Август-2013)
Просмотров: 339 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]