Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Три немецких замка: поучительная история
Владимир Шульгин подверг критике предложения по восстановлению немецкого замка и сносу Дома Советов в Калининграде …

Нам в Калининграде прожужжали уши о якобы существующей «необходимости» восстановления немецкого Замка, возвышавшегося на высоком берегу реки напротив немецкого же храма. Агитаторы этого проекта одновременно ратуют за снос величественного Дома Советов, архитектурного памятника нашей прежней государственности.

Это всё весьма настораживает. Для того чтобы разобраться, кто прав, хотелось бы сравнить упорно навязываемый «замковый вопрос» с аналогичной ситуацией в близлежащем польском городе Эльблонге и в Берлине. Поводом для этого разговора стал очередной всплеск активности поборников воссоздания Германского Замка «Кёнигсберг». В последние месяцы о «насущности» этого вещают не только многие представители общественности, сориентированные почему-то на Германию, но и отдельные госслужащие.

Недавно на глаза попался номер одной из бесплатных калининградских газет с огромной статьёй немолодого уже архитектора, который считает восстановление Немецкого замка делом, без которого нам жизни нет. Каковы отправные установки этого специалиста? На поверку они оказывается аналогичными взглядам всех поборников новой германизации нашего региона. Архитектор считает, что «характерной особенностью Калининградской области является наличие двух культур: отечественной и европейской, поэтому при осуществлении градостроительной деятельности необходимо учитывать историко-культурные особенности территории…» (Скакунов А.В. Генеральный план исторического города // Новый маркетинг. 2012. № 4 (16). С. 2).

На этом основании автор и выступает поборником возрождения Германского замка. Архитектор вольно или невольно слукавил. Первая ложь заключается в измышлении невиданной у нас «отечественной культуры». Такого понятия нет. Есть русская культура, польская, немецкая, английская и так далее. Автору, стало быть, не люба культура собственного народа. Вторая ложь состоит в выдумывании некоей безликой «европейской культуры». Повторюсь, есть различные самобытные народные культуры и есть их космополитический антипод – массовая лжекультура. Третья ложь складывается из первых двух: вычеркнув из своего сердца русизм и русскую культуру, как якобы здесь не существующие, архитектор произвольно исключил нашу культуру из круга живых европейских культур.

Здесь не место говорить о близости, существующей между культурами целого ряда европейских народов в силу общих для них духовных христианских корней. Важно понять, что, не сливаются даже культуры тех западных народов, которые «заквашены» римо-католичеством и протестантизмом, из него вышедшим. Француз, говоря об англичанах, даже в начале XIX века мог сказать «эти английские варвары», а о мнимом варварстве немцев французы утверждали и во второй половине того же века и даже позже. Да и любому внимательному человеку очевидно, что при всех своих достоинствах, например, музыка великих европейских народов, эта сердцевина их культуры, не сливается в единое целое. Русская, немецкая, французская, польская и т. п. музыка самобытна, и Римского-Корсакова, Чайковского, Рахманинова не спутаешь с Вагнером, Равелем или Шопеном. Послушаем, например, удивительную Пасхальную увертюру Римского-Корсакова, прочтём многочисленные восторженные отзывы слушателей, в том числе иностранцев, поражённых величием нашего гения (см. здесь; или другое исполнение этой же вещи).

Итак, квазитеоретическая установка архитектора грешит русофобией, то есть ненавистью к своему народу, культуру которого он почему-то не признаёт. Это удивительно, так как автор рассматриваемой статьи по происхождению русский. Не удивительна, поэтому, его симпатия к фантому Германского Замка «Кёнигсберг», который существует пока лишь в немецких воспоминаниях.

Грусть немца по поводу утраченного Замка понять можно, печаль же русского человека по этому поводу противоестественна для нашей народной памяти. Если бы немцы не напали на Советскую Россию, то не погибли бы десятки миллионов лучших наших людей, да и сами немцы сохранили бы, очевидно, эти земли за собой. (Правда, в скобках, скажем, что эта часть Балтийского Поморья была захвачена Тевтонским орденом с меча в XIII веке, и с бывшими коренными жителями, племенем пруссов, захватчики не церемонились). Так что немец получил то, что заслужил. Согласен, что сегодня надо перевернуть эту историческую страницу, но забывать историю никому не пристало. Тут права русская пословица: «Кто старое помянет, тому глаз долой, а кто забудет – два».

Посему незачем изматывать нас постоянными повторами лживого утверждения о некоей извечной здесь немецкой культуре. Культура – принадлежность народа. Если здесь живут главным образом русские, то и господствует здесь их культура, как культура главного в России державообразующего народа. Никакой немецкой культуры тут нет и быть не может. У нашего же архитектора культура существует сама по себе, в каком-то странном отрыве от народа, как улыбка Чеширского кота в сказке Л.Кэрролла «Алиса в стране чудес».

Были здесь немцы, была немецкая культура, победили в войне русские и, в результате, стала господствовать русская культура. Третьего, как говорится, не дано. Верно пишет наш маститый калининградский поэт-патриарх А.З.Дмитровский: «Стали здесь / Мы были правы…».

Говорим мы по-русски, и чувствовать, мыслить надобно по-русски. Однако с этим у некоторых наших сограждан возникли сложности. Они силятся чувствовать и думать по-немецки. От такого химерического сочетания нельзя ждать чего-то доброго. Рассматриваемый случай весьма любопытен. Русский человек стесняется собственной культуры, в то время как общеизвестна красота и мощь русского слова, художества, русской инженерной мысли и науки. Возрождать надо своё, а не чужое, другое невозможно и представить. К сожалению, культурное одичание характерно для всего современного человечества. Среднестатистический молодой немец или русский будут слушать какой-нибудь осатаневший ансамбль, вроде Раммштайна с его диким «музоном», забывая о народном искусстве, о своих великанах музыкальной культуры: Бахе, Глинке, Римском-Корсакове, Бетховене, Чайковском, Шуберте, Рахарде Штраусе, Прокофьеве, Свиридове и т. д. Это нравственное опошление, ведущее к потере духа народности, и является патологической «почвой» для наших поборников германизма, в том числе и его боевого символа – Германского замка «Кёнигсберг».

Если своё не чувствуешь, не знаешь, не ценишь, то автоматически становишься поборником чужого и даже для тебя чуждого. Святое место души пусто не бывает. Вот и наш архитектор, нисколько не сомневаясь, называет (наряду с бывшим Замком) «главным духовным символом» Калининграда немецкий собор, рядом с которым упокоился немецкий философ-агностик, чуждый русской духовной традиции. Приходится снова повторять очевидное. Центр нашего русского города и его духовное средоточие он ищет по-немецки.

Наш центр и главный его духовный символ находятся на Площади Победы, где высится Русский Кафедральный Собор – Храм Христа Спасителя. Это немцу-протестанту близка мрачная громада восстановленного Россией немецкого памятника, их Храма, который сначала был римо-католическим, а затем, после измены Пруссии католицизму, превратился в протестантский собор. Для нас он не может быть «духовным символом», как силится это представить архитектор, очевидно, потерявший русское чувство приверженности своему, родному, выше которого ставить чужое равнозначно предательству.

Для сравнения взглянем на бывший немецкий город Эльбинг, в котором когда-то тоже высился германский замок, оплот немецкого господства на Балтийском побережье, которое они силились захватить. Теперь это соседний польский город Эльблонг, отданный Сталиным после войны возрождённой нами Польше, которую в 1939 году захватили немцы. В первой половине XIII века немцы бились с пруссами за эту землю, что происходило одновременно с нашествием татаро-монголов на Русь. Замок в Эльбинге немецкие рыцари построили к 1251 году. Поражению пруссов способствовали поляки-католики, единые верой с тогдашними немцами. Однако поляк не немец. Несмотря на базовое единство в вере эти народы непрерывно враждовали. Всем, например, известна победа поляков, которую они одержали в 1410 году в Грюнвальдской битве с Немецким орденом. Польское королевство тогда распространило свой суверенитет на Эльбинг и окружавшие его земли Балтийского Поморья.

Замок в Эльблонге был разрушен в 1454 году в ходе тринадцатилетней войны между Польшей и Тевтонским орденом. Интересно, что и в наши дни, казалось бы, полного примирения европейцев, поляки не собираются возрождать эльбинский Германский замок. Для них он является «наследием немецких колонистов». При этом известно, что в старой части Эльблонга, который был сильно разрушен в начале 1945 года, многое восстановлено. Некоторые из наших туристов, привыкшие к чрезмерной подражательности дома, удивляются, почему не восстанавливается эльблонгский замок Немецкого ордена. Поляки же прекрасно понимают, что им делать этого нельзя, поскольку германский замок – не их символ. Поляк помнит своё родство, чего мы и себе должны пожелать.

Третий пример касается Берлинского Королевского Замка. Он также красноречив. По-немецки он называется «Берлинский замок» (Berliner Schloss), на русский язык его название иногда переводится как «городской дворец». Это была главная резиденция прусских государей, сначала маркграфов и курфюрстов Бранденбурга, затем прусских королей, и, наконец, с 70-х гг. XIX в. – германских императоров. После поражения Германии во Второй мировой войне Берлинский Замок-Дворец не был восстановлен. Власти ГДР его снесли в 1950 году как вредный символ германского империализма под предлогом, что руины Замка мешают проведению демонстраций. Однако «свято место пусто не бывает». Социалистические власти ГДР в 70-е годы XX в. возвели на месте бывшего Королевского Замка новый Дворец Республики, символ победившего социализма. Но простоял он не очень долго по меркам истории.

После объединения Германии величественный Дворец был снесён властями Федеративной Германии, которые, несмотря на ещё продолжающееся у них американское господство, помнят о своём наследии и не хотят чуждых для себя архитектурных символов. Социалистический Дворец, символ ГДР, был снесён во второй половине 2000-х годов. В 2007 году германский парламент принял решение восстановить Берлинский Замок. Время начала строительства из-за сложности задачи непрерывно переносится: сначала возрождение Королевского Замка должно было начаться в 2010 году, теперь срок начала работ передвинут на 2014 год. Объявлено, что закладка краеугольного камня Дворца-Замка произойдёт в мае 2013 года (дата символическая, помнят немцы, что именно в мае они подписали акт капитуляции!). Завершение реконструкции планируется к 2019 году. Видим, что немецкий народ не равнодушен к своей истории и стремится возродить старинный архитектурный памятник, символ их суверенной государственности.

Итак, каждый народ ценит собственные символы, в том числе и существующие в виде архитектурных памятников. Понятно стремление немцев видеть в Берлине, да и здесь, в Калининграде, который они по-прежнему называют «Кёнигсберг», символы своего государственного могущества, воплотившиеся в соответствующих Королевских Замках. Интерес немца, повторяю, понятен. Польский дух, «польщизна», как скажет поляк, также толкает последнего к сохранению своих народных памятников культуры, в том числе и архитектурных. Пора и нам понять, что стремление немцев нашими руками возродить архитектурный символ германского владычества на Балтийском Поморье противоречит нашему народному чувству и политическим интересам. Германский Замок – не Русский Кремль. Нам здесь Замок тевтонов не нужен. Конечно, если бы он сохранился, мы бы не стали его разрушать, а приспособили бы для собственных нужд, как трофей. Однако его новое возведение, случись это, немцы по праву почтут своей победой и будут ещё больше презирать нас, как предателей своего русского отечества, которое они хотели в 1941 году «окончательно» уничтожить. Ненависть к славянам выветрилась далеко не у всех немцев. Историкам известно, что в давние времена «натиска» на славян, которых немцы называли «вендами», имя славянина было для них синонимом негодяя (Немцы говорили: «unehrliche und wendische Leute». См.: Лависс Э. История Тевтонского ордена // Тевтонский орден: Крах крестового похода на Русь. – М., 2005. С. 54). Такое наследие даром не проходит.

Естественно, многие немцы хотят снести нашими руками и Дом Советов, возвышающийся рядом с местом их бывшего замка «Кёнигсберг». Повторяю, для них это было бы чем-то вроде реванша. Мы, представители великого народа, великой страны, не должны унижаться, не должны плясать под чужую дудку и слушать разного рода прихвостней, меняющих своё первородство на «чечевичную похлёбку» забугорного разлива.

Дом Советов – это символ нашей истории, его надо довести до конца. Это архитектурный памятник нашей великой Победы 1945 года. Но посмотрите, как его уродуют: окна вынимаются, стены обезображиваются пошлыми надписями. Где наши власти? Почему они равнодушны к происходящему? Мы вправе спросить с них за это и привести к ответственности, потребовав введения в строй этого величественного и столь полезного сооружения. Россия должна возвышаться, а не унижаться, в том числе и на своём Балтийском Поморье!

Владимир Николаевич Шульгин, профессор Калининградского пограничного института ФСБ России

Впервые опубликовано на сайте Эксклав.ру.


Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (09-Август-2013)
Просмотров: 420 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]