Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Тревожные дни в Калининграде

Тревожные выходные09.11.2013

Тревожные выходные

Влад РЖЕВСКИЙ

25 лет назад Калининград пережил два весьма неприятных дня. Эта история – не самая светлая страница в летописи янтарного края. Сегодня не верится: неужели у нас подобное могло быть? Ведь на редкость спокойный межнациональный фон в области – предмет гордости калининградцев. Тем не менее, к сожалению, в толерантном Калининграде «дружба народов» тоже порой давала серьёзные сбои.

5 ноября 1988 года, Центральная площадь. К импровизированной трибуне у Дома Советов со всех сторон подтягиваются люди.
 

В основном это молодёжь. Суббота, дело идёт к вечеру. Будет какой-то праздник? Однако что-то непраздничные у всех лица, какие-то не по возрасту серьёзные.

Веселья действительно не ожидается. Молодёжь собирается (причём по собственной воле, никто никого туда не «загонял», как было раньше) на неплановый, чрезвычайный митинг. Впрочем, и повод – из ряда вон. В областном центре произошло ЧП, каких ещё не бывало: толпа молодых калининградцев устроила нешуточную бузу на Центральном рынке, решив «очистить» его от торговцев из Литвы…
 

Под собою не чуя страны

Тревожные выходные.JPGКак нам жилось в ту пору?
 

От иллюзий, возникших в 1985 году, у большинства не осталось и следа. Немудрено, ведь чем дальше шла перестройка, тем меньше было поводов для оптимизма.

Деньги обесценивались. При этом зарплаты не менялись, а магазины пустели. Дефицитом становилось вдруг то, чего ещё вчера было завались. Так, в начале года из магазинов стал исчезать сахар. С мая 1988-го горисполком был вынужден ввести на него талоны: два кг в одни руки на месяц. А вскоре властям пришлось вводить талоны уже на целый ряд других продуктов, на моющие средства, на спиртное… Короче, вот тебе, бабушка, и «ускорение социально-экономического развития».
 

– Да уж, с этим ускорением разве что на том свете быстрее окажешься, – невесело шутили в очередях, которые выстраивались буквально за всем.

Впрочем, затягивать потуже пояса советским людям было не привыкать. А как быть с тем, что не стало уверенности в завтрашнем дне?
Прорабы перестройки взялись построить социализм с человеческим лицом. В результате же не только экономика затрещала по швам – сам Союз нерушимый зашатался.

 

Наших бьют?

Стоило слегка ослабить гайки – и по всем национальным окраинам стал поднимать голову доселе дремавший сепаратизм. А пионером тут была вечно фрондирующая, всегда какая-то «полузаграничная» Прибалтика.
 

Калининградцев, само собой, беспокоило в первую очередь то, что происходило у соседей – в Литовской ССР. Там у компартии всё в том же 1988 году вдруг появился конкурент – «Саюдис». И что бы ни декларировали поначалу лидеры этого «Литовского движения за перестройку», даже далёкие от политики товарищи сразу поняли: в Литве пошёл процесс, направленный на выход из Союза. Но при этом даже продвинутым в политике товарищам было непонятно другое: если такое случится, что же тогда с нами-то будет? Отдадут назад немцам? И такой слух ходил тогда по области.

А в конце лета – начале осени 1988-го пошли уже другие слухи. Якобы калининградцам в Литве всё чаще достаётся. Мол, литовцы дружно «забыли» русский язык, в магазинах от покупателей из янтарного края прячут товары, в машинах с нашими номерами протыкают шины и бьют стёкла. Хотя что стёкла – нередко, дескать, бьют и по физиономии…
 

И смех, и грех

Справедливости ради – определённые трения с соседями возникали и раньше. В области и в зажиточные застойные годы со снабжением дела обстояли куда хуже, чем в Литве. Вот и ехали калининградцы туда за покупками. Даже местный анекдот на эту тему был.
 

«Приезжает первый секретарь Калининградского обкома Николай Коновалов в Клайпеду. Идёт с местным первым секретарём по городу. Навстречу прохожий:

– Здравствуйте, Николай Семёнович!
Второй прохожий – и снова:
– Здравствуйте, Николай Семёнович!
Третий прохожий:
– Здравствуйте, Николай Семёнович!
Хозяин города не выдерживает:
– Откуда у вас столько знакомых в Клайпеде?!
– Так это ж всё наши, калининградцы. За продуктами к вам приехали.
Литовец смущается:
– Слушайте, ну надо же с этим что-то делать, надо же какие-то меры принимать.
– А мы принимаем! На днях дополнительные автобусы в Клайпеду пустили…»

 

Так что обидное словечко «покупанты» родилось задолго до перестройки. Правда, нужно признать, что многие его вполне заслуживали. Ехали типа как туристы, а на деле – в забег по магазинам (шоп-тур по-нынешнему). Причём даже не пытались этого скрыть, вели себя вызывающе, хамски. Подчёркнуто не желали сказать по-литовски даже «здравствуйте».

Однако было и другое. Через железнодорожный тоннель в Каунасе наши поезда следовали с опущенными шторами. Тот, кто впервые сталкивался с этим, выражал недоумение. «Так положено», – отрезали проводники. А потом бывалые пассажиры вполголоса объясняли, что задраенные шторы – мера предосторожности. Дескать, по ярко светящимся в темноте тоннеля окнам проще камнем попасть. Или даже пальнуть – из какого-нибудь пугача. Кто это делает? Видимо, дети или внуки «лесных братьев»…
 

День первый

Никто у нас не видел ни одного избитого в Литве калининградца (что не удивительно – их и не было). Но люди ведь зря говорить не будут? Вот и рассказывали друг другу о том, что «наших бьют». Об этом судачили в транспорте, магазинах, курилках. И даже в чиновных кабинетах.
 

Тревожные выходные.JPGОднако публично об этом ни звука. Несмотря на все «ветры перемен», власти по старинке замалчивали проблему. А там, глядишь, само рассосётся.

Не рассосалось. Взорвалось.
 

29 октября 1988 года на площади Победы был митинг, посвящённый 70-летию ВЛКСМ. А в сквере по соседству (теперь на его месте Кафедральный собор Христа Спасителя) росла альтернативная толпа, которая желала как-то по-своему отметить День комсомола.

Конечно, обсуждался «литовский вопрос». Страсти накалялись. А потом кто-то крикнул:
 

– Айда на рынок лабусов гасить!..

На другой день на последней странице нашей газеты было напечатано маленькое неброское сообщение. Но именно оно стало гвоздём того номера. «29 октября на Центральном рынке группа молодёжи в количестве около двухсот человек собралась с целью удалить торгующих там жителей Литовской ССР. В результате принятых разъяснительных мер молодёжь разошлась. Причиной сбора молодёжи явились муссируемые, явно раздутые слухи о якобы имевших место в Литве хулиганских выходках в отношении жителей Калининградской области».
 

День второй

Сообщение читали и перечитывали, не веря собственным глазам. А тем временем на рынке уже разворачивалась вторая часть «марлезонского балета».
 

Накануне никого не задержали. Явно растерявшаяся милиция лишь одёргивала вызывающе ведущих себя юнцов, требовавших, чтобы литовские кооператоры «возвращались на свою историческую родину».

Безнаказанность чревата. И 30 октября их собралось вдвое больше. Шли, сбившись в стаи. По дороге могли прихватить с прилавков всё, что понравится. Невзирая на национальную принадлежность торговцев.
 

Между тем на рынке дежурили не только стражи порядка, но и комсомольские активисты, «афганцы», представители общественных организаций. Они пытались убедить молодёжь разойтись по домам. Однако в ответ слышалось лишь, что «пора рассчитаться с литовцами за пострадавших калининградцев».

Рассчитываться, правда, было особо не с кем. После субботних событий редкий торговец из Литвы рискнул появиться на рынке. Увидев две машины с литовскими номерами, бунтари окружили «вражеские тачки», решив проколоть колёса. Но вмешавшаяся милиция не дала им довести начатое до конца.
 

По официальным данным, «ни один гражданин литовской национальности от хулиганских действий не пострадал». Хотя порой становилось совсем жарко, хватались за грудки. Как вспоминали потом попавшие «под раздачу» очевидцы, «было страшно». По горячим следам журналисты собирали рассказы свидетелей. «Толпа мальчишек с искажёнными лицами, с дикими глазами. Не прикрой меня собой какой-то литовец – затоптали бы», – поделилась с читателями «Калининградской правды», например, одна жительница посёлка Люблино, приехавшая в тот воскресный день на рынок за покупками.

Рынок стремительно пустел, от греха подальше ретировались покупатели, сворачивались торговцы. Выламываться друг перед другом протестантам наскучило. А энергии было ещё много. И они решили прогуляться по Калининграду, устроив «марш протеста».
 

Наэлектризованная толпа двинулась в сторону Южного вокзала. Шли, задирая прохожих, выходили на проезжую часть, мешая движению транспорта.

Возникла реальная угроза массовых беспорядков в центре города. И тогда от увещеваний милиция перешла к решительным мерам. Самых буйных начали задерживать. Остальные стали разбегаться кто куда.
 

До 16 и старше

В общей сложности пришлось задержать около сотни человек.
 

В основном это были несовершеннолетние учащиеся ПТУ. Конечно, не пай-мальчики. Из тех, у кого сила есть, ума не надо, а кулаки чешутся. Пока их уговаривали разойтись по-хорошему, они в ответ орали, что теперь, мол, не те времена, мы тоже имеем право на митинги. Когда же к ним применили физическое воздействие, гонор сразу сошёл, хвосты поджали.

Однако были там не только те, кому до 16. К ним примкнули и шатавшиеся без дела их братья по разуму слегка за двадцать. Как правило, уже успевшие отсидеть. За хулиганку, воровство.
 

Таким был костяк протестантов. Неблагополучные малолетки и великовозрастная шпана из подворотен.

Один из «уголовных авторитетов» (называть имя не хочу, пусть ему не будет даже славы Герострата) взял на себя сомнительные лавры вожака. К тому времени из своих 22 лет четыре с половиной года он уже провёл в местах не столь отдалённых – за кражи. Пытаясь выглядеть героем перед своими младшими товарищами, заявился он и на митинг 5 ноября.

Выйдя к микрофону, опять пытался корчить из себя политического лидера. Но уж тут его быстро обсмеяли, захлопали.

К слову, уже всего через месяц он снова оказался за решёткой. Пострадал за «политику»? Какое там! Украл три полушубка с базы, где числился грузчиком. Видимо, хотел компенсировать 300-рублёвый штраф, который ему выписали за участие в несанкционированной манифестации.
 

Насколько мне известно, после этого на сцене общественной деятельности он больше не появлялся. И другие активисты тех событий сгинули и забыты.

Победила дружба
 

Митинг 5 ноября осудил то, что происходило в Калининграде 29-30 октября. Тем не менее за три часа там не раз звучали слова в поддержку хулиганов. Дескать, по форме не правы, но по сути – молодцы. А сколько было писем и звонков в редакции местных СМИ, когда писавшие и звонившие, взрослые люди, вступались за «юных борцов с литовским национализмом». Бурной получилась и дискуссия, устроенная 16 ноября в Доме политпросвещения.

Замалчиваемая ранее тема стала главной. В те дни у нас был на гастролях актёр Юозас Будрайтис. Так и ему на своих творческих встречах пришлось отвечать на вопросы о том, что же на самом деле происходит в Литве.
 

А местным официальным лицам приходилось скрепя сердце рассказывать об «отдельных случаях неправильного отношения к калининградцам в Литовской ССР». Признавали, что кое-где нашим людям в самом деле не только хамили, но и угрожали, в окна автобусов летели грязь, камни. Кто это делал? Да такая же публика, что и у нас.

Не только с Центрального рынка, но и с базаров в городах у границы исчезли литовские торговцы. Почти пустыми ходили поезда и автобусы, курсировавшие между областью и Литвой.
 

Однако острота, к счастью, быстро спала. Тем более что для нормализации отношений немало делалось. Калининградские СМИ наконец получили возможность без купюр рассказывать о событиях в Литве. Литовские газеты появились в наших киосках. Оживился культурный обмен. И у нас, и у соседей открывались языковые курсы.

Конечно, потом было ещё много всякого. Разрыв «братских республик» проходил тяжело. В 1991 году у телецентра в Вильнюсе даже пролилась кровь.
 

Нельзя сказать, что сегодня между нашими странами всё гладко. Достаточно вспомнить хотя бы недавние искусственно созданные заторы на погранпереходах с Литвой.

Но это большая политика. А на бытовом уровне всё давно нормализовалось. В частности, о «покупантах» в Литве никто не вспоминает. Напротив, учат русский, стремясь заманить к себе как можно больше гостей из Калининградской области.
 

Мы же не против, ездим туда и отдыхать, и за покупками. Хотя больше всё-таки смотрим в сторону Польши. Ну да, на том направлении уже работает режим малого приграничного передвижения. А вот по поводу МПП между Литвой и янтарным краем политики никак не договорятся.

Категория: ВИЭ | Добавил: cashtan (18-Август-2014)
Просмотров: 215 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]