Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Пиллау: Россия и русские в его истории

Страницы истории, где переплетаются судьбы маленького прусского гарнизона Пиллау и России, русских, поражают и захватывают.

В 1757  году войска императрицы Елизаветы Петровны вошли в Пруссию. Пиллау стал первым городом  в Пруссии, принявшим участие в Семилетней войне (1756-1763). 5 мая 1757 года русский флот покинул порт Ревель, а 13 июня занял все прусское побережье. Русские корабли блокировали Пилауский пролив, а 15 июля произвели короткий артобстрел крепости. Многие жители Пиллау бежали в Кенигсберг.

22 января 1758 года русская армия вступила в столицу Пруссии - Кенигсберг. Вот как описывает это событие В. Пикуль: «И бургомистр, и члены магистрата при шпагах торжественно вышли навстречу. Русские полки входили в город с распущенными знаменами, с тяжелой парчи осыпался снег. Под возгласы литавр и гром барабанов были вручены ключи от столицы Пруссии и ключи от крепости Пиллау.

Наутро все церкви гремели от благодарственных молебнов россиян. Одноглавый прусский орел сшибался с крыши и зданий; крепили теперь повсюду орла российского, орла двуглавого. В книжной лавке шла бойкая торговля, продавались русские книги, манифесты, портреты Елизаветы. Впервые в жизни пруссаки с сомнением попробовали чаю. Русские повели себя удивительно: объявлены были свободы веры, торговли, печати. Студенты продолжали учиться, профессуре русские оказывали особые знаки внимания  и почтения. 24 января, в день рождения короля Фридриха Великого, население Пруссии давало присягу на верность новой отчизне России. Положил на библию свою плоскую, иссушенную руку и великий Иммануил Кант»[1]. На четыре года Восточная Пруссия стала провинцией России, где российскую императрицу называли: «Елизавета – король Пруссии». Такая надпись стояла на отчеканенной в Пруссии монете. В России императорам присягали только дворяне, в Пруссии это  право было даровано каждому гражданину.

В морской блокаде Пиллау участвовали вице-адмирал А.И. Полянский, вице-адмирал, путешественник Д.Я. Лаптев. Он находился на кораблях «Св. Александр Невский» и «Москва». Его брат Х.П. Лаптев, капитан второго ранга, исследователь Арктики, участвовал в крейсировании и осаде Пиллау, будучи командиром корабля «Архангел Гавриил». В честь братьев Лаптевых позже было названо море в Северном Ледовитом океане.

 

24 января 1758 года в крепость Пиллау вошел русский отряд под руководством майора Виганта. В Пиллау и Мемеле в качестве гарнизонов располагались по одному батальону вначале Пермского, затем Троицкого и Сибирского пехотных полков[2] .

За период Семилетней войны в Пиллау сменилось 5 русских комендантов. Первым был инженер-майор Родион Гербель, известный строитель крепостей. Его отец в петровские времена приехал в Россию из Швейцарии и участвовал в возведении  Санкт-Петербурга. Гербель Родион Николаевич в 1731-1732 годах учился в Инженерной школе в Кенигсберге. Он входил в состав российского посольства, направлявшегося в Стокгольм. Вместе с ним был его одноклассник по Инженерной школе Ларион Кутузов – отец будущего фельдмаршала. А внук Родиона Гербеля будет участвовать в битве при Прейсиш-Эйлау в 1807 году.

Комендантство Гербеля в Пиллау длилось год, затем он убыл с войсками за Вислу, перед тем организовав таможенную службу и контроль за судоходством по проливу. На смену ему пришел полковник Фрейман. В 1759 году на пост коменданта вступил майор Вигант, в этом же году его сменил полковник Хомутов, а с 1760 по 1762 годы эту должность исполнял полковник Гиршгенд.

В конце февраля 1758 года в Пиллау побывал российский генерал-губернатор Пруссии Вилим Фермор. Он оставил свой автограф на плане крепости Пиллау, выполненном русским инженером Матвеем Муравьевым.

За время пребывания русских в Пиллау были проведены работы по починке крепости, моста у крепости и гавани. В 1760 был реализован важнейший проект: благодаря губернатору генерал-лейтенанту фон Корфу в Пиллау появилась Русская дамба. Она сохранилась до сегодняшнего дня, и называется Русская набережная. В те времена гавань Грабен была мала для русских кораблей, поэтому наши соотечественники построили новую, на месте, которое в Пиллау называлась Маульшиллен, то есть оплеуха. Здесь стоял ряд ледоломов, и берег был укреплен 10 000 штук фашин  (фашина - пучок хвороста для укрепления насыпей, плотин).

Русские построили дамбу длиной 90 рут (1 рут – 5 м). Основными исполнителями работ являлись прусские крестьяне, но они отпускались во время уборки урожая, который использовался для удовлетворения нужд прусских жителей. Обеспечение хлебом русской армии осуществлялось поставками из России.

 В 1758 - 62 годах были произведены работы по промеру всей водной системы и описанию берегов Пруссии как провинции России, исследован залив Фриш Гаф (Калининградский залив). Работы эти возглавил генерал-адмирал П.Г. Кашкин, ставший по возвращению в Россию членом Адмиралтейской коллегии. Карту берегов Пруссии составил А. И. Нагаев, адмирал, один из первых русских гидрографов. Он прибыл из Кронштадта в Пиллау и доставил в Россию морским путем русских раненых и больных.

Таким образом, пребывание российских войск в провинции Восточной Пруссии и в частности в Пиллау, было не только не обременительно для населения, но российские средства были вложены в благоустроительные работы.

Некоторые немецкие источники указывают на то, что русский губернатор Пруссии  фон Корф часто жил в замке Лохштедт, который находился в районе нынешней заставы. И причиной тому было якобы желание быть поближе к приглянувшейся ему жительнице Пиллау Марии Вагнер, сестре почтмейстера Пиллау Людвига Вагнера, о котором следует рассказать подробнее как об участнике «Пиллауского заговора» против русских. Он родился в Пиллау в 1735 году и умер в 1820 в Грауденце. В то время, когда русские заняли всю провинцию, король Фридрих Великий не терял надежды все изменить. К тем, кто остался верен ему, принадлежал его придворный, Иоганн Фридрих Домгарт. Несмотря на бдительность русских, новости и деньги передавал он королю через Пиллау с помощью почтмейстера Вагнера. Через некоторое время события стали развиваться так, что было открыто целое дело под названием «Пиллауский заговор». В начале 1759 года несколько человек составили план, как освободить крепость от русской «узурпации». Инициатором был инспектор по строительству и лицензиям Лянге. Для исполнения своего плана он намеревался использовать также пленных, находившихся в крепости под началом капитана Людвига Франца фон Хамбеау. Этот проект он сообщил через Вагнера полковнику фон Хордту, части которого стояли в Померании. Об этом плане знало также около 50 человек в Кенигсберге. Возможно, кто-то из них сообщил о плане русской администрации.

25 февраля 1759 года в 10 часов вечера, когда Вагнер сидел у себя дома за клавесином и аккомпанировал своей сестре, которая великолепно пела, вдруг открылась дверь, и на пороге появился русский майор фон Витке с капитаном Репниным. До этого майор Витке подружился с Вагнером. Свое столь позднее появления Витке объяснил следующим образом. На улице ждет четверка запряженных лошадей, и коменданту нужно срочно отправить почту в Кенигсберг. Вагнер начал отказываться, и тогда майор тихо сказал ему: «Брат, ты арестован!» В тот же вечер почтмейстер Вагнер узнал, что Лянге тоже арестован. К его дому подошла команда из 100 солдат, а затем его отвели в крепость, а русский капитан фон Вильке, который тоже считался его другом, отнял у него шпагу. Вильке, несмотря на сочувствие к Ланге, сказал ему: «Ты арестован, дорогой брат, каналья! Хауптман фон Хамбеау также арестован и сидит в углу, как провинившейся ребенок. Собери все силы для своей защиты, чтобы при наших хороших отношениях ты смог снять с себя все подозрения, иначе ты здесь проведешь всю свою жизнь». 

Вагнер, Лянге и Хамбеау были отправлены в Кенигсберг и сначала находились в крепости Фридрихсбург, затем содержались в замке. 28 июня 1759 года участь Вагнера была решена: его приговорили к смертной казни четвертованием, но позже отменили смертную казнь и сослали в Сибирь. Путь туда лежал через Пиллау. Здесь он, Лянге и Хамбеау провели еще 3 недели. Друзья смогли проститься с ними и вручить теплые вещи. 9 июля они сели на корабль, идущий в Ригу. А оттуда в кибитке заговорщики отправились в Туруханск, за Северным полярным кругом. Вагнер прибыл в Тобольск, проехав через Москву, Соликамск, Томск, Енисейск и другие города. Путешествие длилось почти год. В ссылке он содержался в кандалах, и обращались с ним, по его словам, строго. С Вагнером уехали и Лянге, и Хамбеау, но сведения о них отсутствуют.

После того, как Петр III вернул своему кумиру Фридриху Великому Пруссию, Вагнер возвратился назад. Сестру свою он не застал в живых. Причина ее смерти неизвестна. Вагнер написал письмо королю и составил «Меморандум», в котором перечислил все, что потерял, и предъявил счет королю в 6 000 талеров. Король принял Вагнера  в Потсдаме. Он выстроил почетный караул, обнажил свою шпагу и приветствовал словами: «Добро пожаловать из Сибири!» Требуемой суммы Вагнер не получил, но был снова назначен почтмейстером в Пиллау. В бессрочную аренду ему была отдана прежняя курфюрстова верфь, за которую он платил проценты – 40 талеров. Через некоторое время Вагнер построил дома 3-7 по улице Губернаторской (Кронштадтской), 1-3 по ул. Школьной. В 1769 году открыл соляной магазин. С 1797 года был придворным почтмейстером в Кенигсберге. Он написал книгу воспоминаний о своем пребывании в Сибири. Вышла она в Берлине в 1789 году, была переведена на французский язык. Как героическая фигура предстает Вагнер в рассказе «Почтмейстер из Пиллау» Ханса фон Кунова (псевдоним  Иоганнес Киновски). Издан рассказ в Берлине в 1944 году. Улица имени почтмейстера Вагнера была в Пиллау как напоминание о Семилетней войне. Сегодня в Балтийске это переулок имени А. С. Пушкина.

Переплетение истории России с историей Пиллау на этом не заканчивается. Интересна судьба так называемой «Московской», или Русской короны, принадлежавшей Владиславу IV, который родился в 1595 году в Кракове. Он был сыном польского короля Сигизмунда III. Владислав IV с 1610 по 1612 годы царствовал в России, а с 1632 года по 1648 год правил Польшей. Во время правления Августа Сильного корона была заложена бранденбургскому курфюрсту Фридриху III, и 40 лет лежала она в крепости Пиллау в железном ящике. Известен случай 1711 года, когда 2 гренадера были повешены, так как сделали попытку вытащить корону. Король Фридрих II перевез корону в Кенигсберг. Польшей она так и не была выкуплена. Местонахождение ее сейчас неизвестно.

В 1771 году Пиллау посетил представитель одной из богатейших семей России, уральских горнозаводчиков, Демидовых. Никита Афанасьевич Демидов (1724-1789) покровительствовал ученым и художником, был почетным членом Петербургской Академии художеств, Вольного экономического общества. Во время своего путешествия в Европу он в Книгсберге приобрел коллекцию янтаря с инклюзами, которую потом поместил в свой Кабинет натуральной истории. Свои впечатления от путешествия он записал в журнале, опубликованном в 1786 году. Пиллау он назвал «изрядным городом и гаванью, в котором множество домов на голландский вид построены». Ночевали Демидовы в доме почтмейстера Вагнера.

6 сентября 1784 года в Пиллау вынужден был зайти на своем судне, которое дало течь, русский купец Тадзен. Он шел морским путем из Данцига (Гданьска) в Россию, и в Пиллау он нашел «вспоможение».

 

Не буду останавливаться на истории о том, как русские освобождали Пиллау от войск Наполеона, потому что об этом будет отдельный рассказ. Скажу только, что русский осадный корпус генерала Сиверта горожане встретили с необыкновенным ликованием. Во взятии крепости Пиллау приняло участие Санкт-Петербургское и Новгородское ополчение под командованием тайного советника и сенатора Александра Александровича Бибикова (1765-1822). В занятии Пиллау участвовал генерал лейтенант Аполлон Васильевич Галафеев, находившийся в корпусе генерала П.Х. Витгенштейна. Участвовал в блокаде Пиллау генерал-майор В. И. Гарпе. Узнав о приближении ополченцев, французский гарнизон принял решение об отступлении. Город празднично украсили. Для русских офицеров был дан блестящий бал.

 

В более поздние времена в истории Пиллау есть случай, когда в 1854 году целая флотилия конных упряжек попыталась доставить товар в Пиллау из России через косу по льду залива Фришес Хаф. Разыгралась буря, началось движение льдов, и часть людей, лошадей и товара погибло.

Удивительная история произошла в жизни жителя Пиллау Карла Витриена. Он был известен в истории Пиллау как «Робинзон». О нем написана книга Карлом Майем «На Тихом океане». Осенью 1826 года английский корабль «Виллиам» наткнулся на скалы у острова Бонин-Сима, расположенном южнее Японии. Команда спаслась и вернулась домой на китобойном судне «Тимор». Только 2 человека: Карл Витриен из Пиллау и Петерсен из Норвегии - остались на необитаемом острове. 15 мая 1828 года их спас русский корвет «Сенявин». Капитан Литке доставил их в Лондон.  Сегодня в Балтийске есть улица, названная именем русского мореплавателя, географа, исследователя Арктики, адмирала, президента Академии наук Фёдора Петро́вича Литке.

В 1826 году Литке отправился командиром шлюпа «Сенявин» во второе в своей жизни кругосветное плавание, продолжавшееся три года. По результатам своим это была одна из наиболее успешных экспедиций первой половины XIX столетия:  описаны важнейшие пункты берега Камчатки, неизвестные до того острова Карагинские, остров Матвея и берег Чукотской Земли; открыты острова Сенявина, острова Бонин-Сима и многие другие.  Вот на этих островах и обнаружила русская команда «Робинзона из Пиллау», чтобы доставить в Лондон. Э. Ленц по  материалам Литке напечатал в академических «Мемуарах» «О наклонности и напряжении магнитной стрелки по наблюдениям Литке», профессор Гельштрем  — «О барометрических и симпиезометрических наблюдениях Литке и о теплоте в тропических климатах».

По словам академика Безобразова, «после кругосветного плавания на „Сенявине" имя Литке сделалось известным всему образованному миру и поставлено в ряду замечательнейших путешественников и мореплавателей нашего века». 25 августа 1829 года вернувшийся из плавания шлюп «Сенявин» был встречен в Кронштадте пушечным салютом. Сразу после возвращения его произвели в капитаны первого ранга (минуя чин). В 1829 Литке был избран членом-корреспондентом Академии наук, а в 1836 он получил Демидовскую премию за описание своих путешествий. В 1830 был награждён орденом Святого Георгия 4-го класса «за беспорочную выслугу, в офицерских чинах, 18-ти шестимесячных морских кампаний».

В 1832 Литке получил орден св. Владимира 3-й степени за руководство доставкой провианта через Данциг по Висле для действующей армии в Царстве Польском.

1 февраля 1832  Литке был назначен флигель-адъютантом, а в конце года стал воспитателем пятилетнего великого князя Константина Николаевича, которому его отцом, императором Николаем I, была назначена служба во флоте. Этому делу Литке отдал 16 лет.

Константин Николаевич полюбил море и с 1855 года управлял флотом и морским ведомством на правах министра. Именно ему после поражения в Крымской войне было суждено провести ряд важных реформ: заменить парусный флот паровым, сократить береговые службы, запретить во флоте телесные наказания и др. При императоре Александре II великий князь способствовал проведению первых реформ, включая отмену крепостничества, введение гласного суда и ограничение телесных наказаний. Очевидно, что все эти идеи зародились в воспитаннике не без влияния воспитателя.

И вновь русские следы в истории Пиллау. В книге Августа Амбрассата «Провинция Восточная Пруссия» приводятся данные о росте налогов в 1910 году. «Подоходный налог в России поднялся на 300 %, в Анкенбурге - на 320 %, в Пиллау - на 400 % … Владельцы поместий принимают на сезонные работы русских крестьян. Сдерживает поток переселенцев строгость русской пограничной службы.

…Особенно много товара идет со стороны России, но мы тоже вывозим туда много грузов. Русские имеют ограничения в торговле по отношению к нам: таможенный сбор, тарифы. Русские гавани отказываются принимать наши корабли».

 

В 1899 году Пиллау посетил Д.Н. Анучин, русский археолог, географ и этнограф, один из основоположников антропологии в России, академик, президент Общества любителей естествознания. Он участвовал в VII международном географическом конгрессе в Берлине, а затем посетил Кенигсберг, был принят обер-президентом, графом фон Бисмарк, побывал в Пиллау (Балтийске), Нойхойзере (Мечниково), Фишхаузене (Приморск), Кранце (Зеленоградск). Он составил подробное описание своей поездки и опубликовал его в московских «Русских ведомостях» (3 октября 1899 года).

 

 

14 февраля 1929 года температура воздуха в Пиллау достигла минус 43 градусов. В гавани вмерзло в лед 14 кораблей, а на рейде - еще 16.

8 апреля из Ленинграда по просьбе прусских властей  пришел русский ледокол «Ермак» и разбил льдины, толщиной своей доходившие до 1 м. Следствием установившихся добрых отношений стал первый визит советских кораблей в военно-морскую гавань Пиллау.

В 1929 году 19 августа в Пиллау прибыли и находились несколько дней советские военные корабли: «Рыков» и «Ленин». Командирами эсминцев были Н.Ф. Заяц и В.Е.Эмме. Это был первый официальный визит советского военно-морского флота за границу. В Пиллау экипажам кораблей был оказан дружественный прием. Для личного состава были подарены пятьсот пачек сигарет, на городском стадионе прошли спортивные состязания, в гавани состоялись гонки на шлюпках, была организована экскурсия в Эльбинг (Эльблонг). Офицерский состав был приглашен на прием в советское консульство в Кенигсберге. Члены экипажей эсминцев приобрели в магазинах Пиллау на память о визите в Восточную Пруссию наручные часы и в завершение визита организовали прием, на который прибыли не только наиболее именитые жители Пиллау, но и советские специалисты, работники дипломатической службы, торговой миссии. Итогами визита были довольны в обеих странах.

Доктор Вебке в книге «250 лет Пиллау» пишет, что в Пиллау были многочисленные консульства, о чем свидетельствовали таблички на домах. Жители Пиллау шутили: чуть ли не к каждому второму в Пиллау обращались: «Господин консул». Доктор Вебке называет последних вице-консулов в Пиллау из Норвегии, Португалии, Швеции, Италии, Великобритании, Дании. Последним представителем России был Карл Вентцель (умер 1933 году.)

Уроженка Пиллау Ида Кортцфляйш (1850 – 1915), художница, общественница, активная участница женского движения, интересовалась русским языком и создала иллюстрации к книге « Русские  саги». Использовала псевдоним Пиллау.

Нужно сказать, что многие жители Балтийска сейчас установили теплые, дружеские отношения с бывшими жителями Пиллау, большая часть которых проживает в городе Эккенферде в Германии. Но об этом будет отдельный рассказ.

В память о том времени, когда России принадлежала провинция Восточная Пруссия, в Балтийске в 2003 году открылся архитектурный комплекс «Елизаветинский форт», размером 50 на 25 метров и высотой 4,5 метра с бронзовой конной статуей императрицы Елизаветы Петровны высотой 6,5 метров скульптора Георгия Франгуляна.

Некоторые спрашивают, почему императрица на коне? Здесь мне хотелось бы привести воспоминание герцога Лирийского, служившего при императорском российском дворе вдолжности посла короля Испании, о Елизавете Петровне, когда она была еще принцессой: «Принцесса Елизавета такая красавица, каких я никогда не видывал. Цвет лица ее удивителен, глаза пламенные, рот совершенный, шея белейшая и удивительный стан. Она высокого роста и чрезвычайно жива. Танцует хорошо и ездит верхом без малейшего страха». Записки испанского посла отличаются колкими и ядовитыми высказываниями практически обо всех героях его мемуаров, тем более удивительна столь лестная характеристика Елизаветы. И если он с таким восторгом говорит о владении Елизаветой верховой ездой, то неудивительно, что скульптору Елизавета Петровна видится именно на коне. Возможно, она и представляла себя скачущей всадницей до самого края российской провинции Восточная Пруссия.

Место для архитектурного комплекса выбрано символическое – у Северного мола, у входа в Калининградский морской канал, у самых западных морских ворот России.



[1] В. Пикуль. Пером и шпагой. – Москва: Молодая гвардия, 1991.

 

[2] Геннадий Кретинин. Русские в Кенигсберге в Семилетнюю войну. // Запад России, № 2, 1993.

Л.В.Довыденко

 

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (29-Август-2012)
Просмотров: 363 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]