Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире




Всемирная Информ-Энциклопедия:  Калининградская область в мире

о проекте


Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Пиллау: Православная церковь

В период Семилетней войны, когда русские войска стояли в Восточной Пруссии,  по указу императрицы Елизаветы Петровны было изготовлено три походных иконостаса для православных приходов в Мемеле (Клайпеда), Кенигсберге (Калининград) и Пиллау (Балтийск). Были  выделены специальные средства на изготовление трех комплектов утвари и ризницы. В 1760 году церкви были устроены и освящены: в Кенигсберге – Воскресения Христова, в Пиллау – Сошествия Святого Духа, в Мемеле – Преображения Господня. В Пиллау церковь была возведена с правой стороны от крепости, где тепреь памятник участникам штурма Пиллау. Службу вел священник по имени Петр. После смерти Елизаветы Петровны и возвращения королевства Петром III Фридриху II все три иконостаса сначала оказались в Петербурге, в Петропавловской крепости. Походные иконостасы были демонтированы сложены в ящики, их погрузили на телеги и доставляли в Петербург в течение года. Уже из Петербурга иконостас и утварь кенигсбергской церкви Воскресения Христова были отправлены в Российское посольство в Вене, и дальнейшая судьба его неизвестна.

 Иконостас из Пиллау был установлен в церкви Императорской Академии изящных искусств в Петербурге, которая была основана Елизаветой Петровной 6 ноября  1757 года, и первым ее президентом был граф Иван Иванович Шувалов. Узнав об этом, я направилась в Петербург, на Васильевский остров, и пришла  в Академию художеств. Поднялась на второй этаж, где находится храм. Коридоры Академии длинные, давно нуждаются в ремонте, и вот я вхожу в церковь Святой Екатерины. Ощущение света, тепла, душевного трепета наполняет сердце. Отец Александр встретил меня очень дружественно, доброжелательно, подарил книгу по истории храма, позволил сфотографировать его сегодняшний облик, за что ему искренняя благодарность и низкий поклон. Мы обменялись визитными карточками. И вот что удалось узнать.

С приходом к власти Екатерины II Шувалова сменил Иван Иванович Бецкой, «одержимый французской просветительской идеей образовать «новую породу людей, свободных от недостатков Общества».[1] Эти задачи могла выполнить в первую очередь церковь. Бецкой обращается во Всесвятейший Правительствующий Синод с просьбой передать церкви при Академии художеств походную церковь, которую 29 января поручик Иван Пахом с солдатами доставили, «походную церковь, бывшую в Пруссии, в городе Пилаве со всею принадлежащей к ней утварью и тремя парами  священнических риз». [2]

И уже в ночь со 2 на 3 апреля 1765 года у Пиллауского иконостаса в Академии художеств состоялось первое пасхальное богослужение со всенощной  и крестным ходом.  Санкт-Петербургские ведомости  (№ 28, в пятницу апреля 8 дня 1765 года) писали: «На завтре в День Святыя Пасхи все шли к божественной литургии, где были все господа профессоры, и после которой в одной из зал разгавливались сыром и яйцами»… «Ученики по окончании стола проводили день в невинных забавах под надзиранием учителей, которые старались наставлениями своими вливать в молодые сердца учеников своих честные сентименты и благонравие, изъясняя им щедроты и милосердие, изливаемые на них Августейшею Покровительницею, и ревностное попечение избранного Ее Императорским величеством над ними главного начальника».

В письме своим родителям И.И. Шишкин, будущий  знаменитый художник, писал: «У нас в академии в самом здании церковь, и мы во время богослужения оставляем занятия, идем в церковь. С удовольствием вам скажу, что это так приятно, так хорошо, как нельзя лучше. Как церковь хороша, так  и священнослужители  ей вполне отвечают».[3]

Художник Е.И. Ге вспоминал, как хоронили Врубеля: «После отчаянно грустной маленькой часовенки – красивая академическая церковь, свет, интересные лица, красота, все, что любил Врубель, отслужили длинную, торжественную панихиду».

В церкви проходили и венчания. «Дверь отворяется, на первом плане достопочтенный И.А. Плетнев ведет мою невесту под руку, и за ними тянется целая процессия лент и звезд. Дьякон нашей академической церкви Владимир В. Постников сиплым своим голосом возвестил собравшимся гостям, что венчается раб Божий Федор на рабе Божьей Варваре».[4]

В 1917 году церковь в Академии художеств была закрыта, в декабре 1928 года, как пишет искусствовед Е.Н. Арсеньева, «поступило распоряжение «оборудование церкви, не нужное Академии и не представляющее интереса для Русского музея» отдать в комиссию Госфондов. Был приказ - внутренность церкви разобрать, а само помещение превратить в зал игры в мяч. Но впоследствии ограничились клубом. Иконостас был снят и исчез бесследно».[5]

Кандидаты искусствоведения Н. С. Кутейникова и К.К. Сазонова рассказывают: «Современный интерьер церкви, конечно, отличается от ее дореволюционного вида. Его строгие классицистические формы сообщают особую торжественность. Но нет теперь вызолоченного, с резными царскими воротами иконостаса, нет настенной живописи знаменитых академических мастеров: Ф.А. Бруни, Ф.П. Брюллова, А.И. Иванова, И.Н. Крамского и других художников, - нет ковров, шитых из шерсти и бархата, нет крестообразной, черной, с золоченым сиянием рамы с 48 образами. Нет напольных часов красного дерева, 18 занавесей из кумача на окнах и таких же – в арках алтаря, а также специально созданных для церковных врат шелковых занавес с медными кольцами».[6]

Исчезли шкафы, кадила, лампады, а также плащаницы, пелены, воздухи (19 шт.). Исчезли 50 диаконисских облачений и причетнических стихарей, шитых из парчи, шелка, репса, украшенных золотом или серебром, 19 фелоней парчовых и плисовых, шитых также шелками, серебром и золотом.  То, что это было, узнаем мы из описаний ее имущества.[7]

Все это не было проявлением какой-либо особой роскоши, а соответствоало тому уровню, который необходим был церкви того ранга, как академическая.

Церковь Святой Екатерины восстановлена в Академии художеств  в 1991 году. Первым настоятелем после возрождения храма стал игумен Александр (Федоров). В настоящее время он профессор Института имени И.Е. Репина, заведующий иконописной школой при  Санкт-петербургской Духовной Академии и Семинарии, председатель Санкт-Петербургской епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам, с 2001 года является настоятелем возрождаемого прихода Императорского Петропавловского Собора.

Я побывала также в Музее истории религии, в Государственном Санкт-Петербургском музее истории, но, к сожалению, больше о Пиллауском иконостасе ничего не узнала.

А какова же история  третьего иконостаса?

Мемельский иконостас (1760 год) – произведение искусства эпохи Елизаветы Петровны, символ русской воинской славы, драгоценная реликвия Православной церкви в настоящее время находится в Кафедральном Соборе Христа Спасителя в Калининграде. Здесь иконостас называют Суворовским, в честь Василия Ивановича Суворова (1705-1775), генерал-аншефа, сенатора, отца будущего генералиссимуса, Александра Васильевича Суворова-Рымникского. В то время, когда иконостас прибыл в Восточную Пруссию, В.И. Суворов был ее деятельным и знающим губернатором.

Вначале  Мемельский иконостас был направлен из Петербурга в посольскую церковь в Стокгольме. Рассказывают, что шведский бриг «Эмануэль», доставлявший иконостас, разбился в шхерах во время шторма, но церковное имущество «осталось в целости».

В 1848 году император Николай Второй вместе со своим сыном, будущим Александром Ш, во время визита в Швецию молились перед этим иконостасом.

 В 1892 году в Стокгольме была построена новая церковь с новым иконостасом, а Мемельский иконостас почти восемь лет лежал на складе. В 1902 году в Гамбурге, в "верхнем этаже Русского дома и Братства Святого князя Владимира" по адресу: Boehmerweg 4, открылась домовая церковь во имя святителя Николая. Инициатива появления церкви принадлежала министру-резиденту России в Гамбурге А. В. Вестману и настоятелю посольской церкви в Берлине протоиерею Алексею (Мальцеву). Возникновению домовой церкви во имя святителя Николая предшествовали следующие события.

В 1895 году был учрежден комитет по сооружению храма, собравший пожертвований на сумму почти в 30 000 марок. На эти средства "неподалеку от канцелярии русской миссии в Гамбурге" был приобретен дом, на верхнем этаже которого устроили церковь. В ней установили иконостас, украшенный "прекрасно сохранившейся старинной живописью по шелку". И по сей день на Boehmerweg 4 сохранилось здание, о котором идет речь. Теперь это обычный жилой дом, и о находившейся в нем русской церкви напоминают лишь сохранившееся изображение иконы, установленное на крыше, а также чугунная решетка с православным крестом, украшающая вход в здание.

Переехал Мемельский иконостас из Стокгольма в Гамбург по инициативе Сергея Васильевича Арсеньева. Сергей Васильевич отличался любовью к русской, общеславянской, византийской, балканской, стран Ближнего Востока, а также скандинавской и северогерманской истории и археологии, «то есть преимущественно тех стран, которые были связаны с историей России и славянства и в которых, главным образом, протекала его дипломатическая деятельность». Перу Сергея Васильевича принадлежит исследование «Русские дворянские роды в Швеции». Он написал ряд научных статей по взаимоотношениям России с Западом, по истории Ганзы.

Сергей Васильевич участвовал в короновании 1896 года во въезде Их Величества в Москву и был во время коронования в соборе дежурным камергером при несении шлейфа, порфиры Императрицы Александры Федоровны. Он являлся почетным членом Совета Императорского Санкт-Петербургского археологического института, Православного Палестинского Общества, Московского археологического института, Псковского археологического общества, Псковской, Витебской, Тульской архивной комиссии, Географического общества, Русского Археологического общества, Ростовского музея, Симбирской и рязанской архивной комиссии, исторического общества при Московском университете, членом-корреспондентом Московского археологического общества, Общества истории и древностей российских.

Именно С.В. Арсеньев предложил установить здесь Мемельский иконостас, так как,  будучи на службе в шведском консульстве, он немало времени провел в молитвах перед этим историческим иконостасом. Его дети были крещены перед ним. К этому времени Сергей Васильевич уже был министром-резидентом ганзейских городов в Гамбурге и Любеке, проживая в Гамбурге. Сюда приходил он на службы со своими детьми. Молился у этого иконостаса  и его сын Н.С. Арсеньев, философ, культуролог, писатель, автор 65 книг и брошюр, в эмиграции с 1920 по 1944 годы проживавший в Кенигсберге.

К иконостасу приходили высланные из России эмигранты, православные люди молись о победе над фашизмом во время второй мировой войны. Хотя и нерегулярно, но службы здесь шли  до 1965 года, когда был построен новый храм.

Ведомство по охране культурно-исторических памятников в Гамбурге поставило вопрос о передаче иконостаса в один из музеев Германии. Свято-Князь-Владимирское братство передало иконостас в Российское посольство в Бонне.

4 сентября 1996 года на самолете МИДа  реликвия искусства XVIII века  была доставлена в Москву, а затем - в Калининград по просьбе администрации Калининградской области. Понадобились долгие годы, чтобы его отреставрировать. Много усилий в этом направлении положил председатель братства Глеб Александрович Рар. В 2001 году подключилось Министерство культуры РФ. Реставрация проходила в институте имени И. Грабаря, в мастерской масляной живописи Государственной Третьяковской галереи.

20 декабря 2001 года в день 15-летнего юбилея Российского фонда культуры его президент Н. Михалков передал Святейшему патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II один их фрагментов иконостаса – навершие с образом святителя Николая, архиепископа Мирликийского.

27 сентября 2007 года прежний Митрополит Смоленский и Калининградский, а сегодня патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин Великого освящение малого храма Кафедрального собора Христа Спасителя в Калининграде – Храма Воинской Славы, где установлен Мемельский иконстас.

В центре иконостаса расположены главные ворота, через которые во время службы выходит священник. Колонны по бокам ворот нарисованы, поскольку иконостас был походным, каменные колоны было бы невозможно возить с собой. На воротах изображены архангел Гавриил, Пресвятая Богородица и евангелисты Иоанн, Матфей, Лука и Марк.
Слева от центральных ворот расположены иконы первого дьякона Стефана и  Богородицы с Младенцем, а с правой  – икона Господа Вседержителя и икона Преображения Господня.


На церемонии передачи иконостаса в Россию Председатель Свято-Князь-Владимирского братства Глеб Александрович Рар сказал:

«Восстанавливается связь времен. Преодолевается былое противостояние русских людей. Мы вновь едины. Роднит нас и объединяет наша общая воля - созидать новую Россию на началах правды и справедливости, образованную и культурную, благоденствующую и преуспевающую, великую и могучую. На славу нам, на страх врагам».

Возвращение в Россию иконостаса походной церкви российской армии времен Семилетней войны – более, чем просто символ. Иконостас этот – святыня Церкви, реликвия нашего воинства, редкостный памятник русского искусства».

Сегодня у иконостаса совершают молитвы жители Калининградской области. 

Вряд ли российский дипломат С.В. Арсеньев мог предположить, что спасенный им иконостас окажется в городе, где 24 года проживет его сын Николай Сергеевич, 11 лет – второй его сын Юрий Сергеевич, и старшая дочь Наталья Сергеевна, что здесь будут похоронены его жена Ольга Васильевна (1938) и  его дочь Вера Сергеевна (1942), но все же в этом событии, что иконостас эпохи Елизаветы Петровны установлен в Калиниграде, видится великая историческая справедливость.



[1] «Домовая церковь Св. Екатерины Академии художеств в Санкт-Петербурге», сост. Н.С. Кутейникова – С-П:    издательство «Знаки», 2005, с. 11

[2] Кондаков С.Н. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств 1764=1914.Ч.1. Часть историческая. – СПб., 1914, с.55, 92

[3] И.И. Шишкин. Переписка. Дневник. Современники о художнике. – Л., 1978, с. 35-36.

[4] Записки ректора и профессора Академии художеств Ф.И. Иордана. – М., 1918, с.11, 23, 328

[5] «Домовая церковь Св. Екатерины Академии художеств в Санкт-Петербурге», сост. Н.С. Кутейникова – С-П:    издательство «Знаки», 2005, с. 28

[6] там же, с.34

[7] Журнал Императорской Академии художеств. – СПб, 1864-1866, ч.1, с. 176

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (29-Августа-2012)
Просмотров: 587 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]