Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Пиллау: Цитадель Пиллау

Крепость Пиллау – это выдающийся памятник военно-оборонительного зодчества, старейшее фортификационное сооружение на территории Калининградской области. Жизнедеятельность Пиллау  приобрела иное содержание со строительства морской крепости, предназначавшейся для защиты пролива,  соединившего залив с морем.

Древнепрусский корень «пиль», собственно, и означает – гора, замок, крепость. Некоторые считают, что крепость построили шведы и даже называют ее шведской, но после того как были установлены побратимские отношения между Балтийском и Карлскруной, в 1999 года шведы, осмотрев ее, ничего шведского не нашли.

В 1550 году начались первые работы по возведению крепостных валов. В 1601 году строительство первых укреплений осуществлял голландец Николас де Камп, строительство первого бастиона – Абрахам фон Дона (1579—1631), немецкий фортификатор из старинного дворянского рода. В его честь была названа одна из башен Кенигсбергской крепости № 9 «Дона» По его проектам построены не только часть крепости в Пиллау, но и крепость в Мемеле и 1-е вальное укрепление в Кёнигсберге.

 

Инженерные работы в Пиллау проводил фон Тительберг. Через четыре года после гибели Густава Адольфа строительство крепости начали прусско-бранденбургские войска, используя в качестве строительного материала полевой камень и обожженный кирпич, полученный при разборке рыцарских замков: Бальга и Фишхаузен. Из Бальги кирпич доставлялся через залив в летнее время на лодках, а в зимнее – на санях. Строительство крепости было завершено в основном в 1670 году, но в течение веков крепость модернизировалась, а во дворе возникали новые постройки: цейхауз, дом губернатора, казармы, церковь. В основу проектной документации по строительству фортов легли работы знаменитых фортификаторов: это француз  Себастьян Вобан (1633-1707), который построил и перестроил свыше  300 крепостей, разработал метод постепенной атаки крепостей, и русский инженер-фортификатор, дипломат, Петр Сухтелен, швед по происхождению, но прибывший в 1783 году в Россию и служивший ей до конца своих дней.

Крепость довольно хорошо сохранилась. Сегодня мы можем легко представить, как к прежде подъемному мостику через крепостной ров подъезжала карета или всадники, которые трубили в рог. После выяснения цели визита мост опускался, и путники въезжали в просторный двор крепости через массивные ворота, красота кладки которых видна и по сей день. Механизмы для подъема мостика не сохранились.

Крепость представляет собой пятиугольник с примерно одинаковой длиной сторон – 80 метров.  Самый старый бастион назывался Альбрехт по имени первого герцога Пруссии и последнего магистра Тевтонского ордена. Остальные четыре назывались так: Пруссия, Король, Королева, Кронпринц (Наследный принц). За обводным рвом позже были построены пять равелинов: с менее почетными названиями: Людвиг, Штерхнест, Фаульвинкель, Кронверк, Шинкеншанц, и был еще один – Контрегарде Кениг. В крепости было трое ворот. Центральные ворота служат до сегодняшнего дня, а вот ворота напротив главных - направленные в сторону канала, такие же по размеру, как и главные, назывались Фаульвинкель, что в переводе на  русский означает – Ленивый угол. Сегодня эти ворота не используются, так же, как и третьи – маленькие ворота, называвшиеся Плантажентор, потому что обращены они в сторону парка, который прежде назывался Плантажен (плантации). Эти ворота узкие, сквозь них мог пройти лишь один всадник с лошадью на поводу, а люди – только друг за другом. Когда-то (еще несколько лет назад) от этих ворот через обводной канал можно было пройти по деревянному мостику в бастион, который сейчас он уже продан в частные руки, и мостик уничтожен. Все ворота имеют арочные своды с красивой зубчатой кладкой кирпича. Кода-то крепость была украшена скульптурами шведского короля Густава II Адольфа Ваза, Великого курфюрста, бога войны Марса, но они не выдержали испытания временем.

Когда в 1636 году в Пиллау вошли бранденбургские войска, их глазам предстала крепость в таком виде: «валы ее были лишь кое-где каменными, а большую часть их составляли заборы и деревянный частокол, обмазанный глиной».

Гарнизон крепости формировался из наемных солдат, среди которых было очень много французов, а также были выходцы из Голландии, Швеции, Польши и других стран. Возраст их колебался от 16 до 60 лет. Вместе с солдатами жили их жены и дети, посещавшие школу прямо в церкви крепости. Практически с самого ее основания был установлен обычай ежедневного в 6 часов утра барабанного боя для подъема на молитву всего гарнизона. Под бой барабана проходили все занятия обитателей крепости, его торжественные и траурные мероприятия. Один из комендантов крепости Пьер де ля Кав, француз по происхождению, на столько любил этот барабан, что по легенде оставил завещание своему слуге, чтобы тот в 6 часов утра приходил к его могиле, барабанил и произносил: «Уже 6 часов утра. Пора вставать!».

В крепости мы можем увидеть  единственные в Калининградской области вертикальные солнечные часы. В Светлогорске есть горизонтальные солнечные часы, изготовленные в советское время. В крепости же, можно сказать,  уникальный, удивительный исторический памятник, которому вот уже исполняется 210 лет. Солнечные часы представляют собой квадрат, на котором вверху стоит дата установки часов - 1799 год. Кто же мастер, изготовивший часы? С 1791 по 1805 годы крепость активно обновлялась и перестраивалась. Руководил всеми работами майор Пауль фон Гонтценбах, который с 1799 года стал главным инженером всех крепостей в Пруссии и Померании. Родом был он из Швейцарии, а как относятся к часам в этой стране, рассказывать не надо. Под его руководством были удалены из крепости песчаные заносы, укреплены валы, построены казематы, почищен обводной канал, а дюны покрыты специальными заграждениями, способствующими укреплению растительности, и установлены солнечные часы.

По периметру квадрата часов вырезаны римские цифры, а в центре вмонтирован металлический  треугольник, тень от которого указывает на цифру, соответствующую часу дня. Часы установлены под незначительным углом по отношению к стене, развернуты к солнцу  и показывают время, отличающееся от нашего на два часа. Не напоминают ли они нам, что живем мы не в гармонии с природой, космосом, а спешим куда-то, обгоняя природное время на целых два часа?

В 1688 году после смерти Великого курфюрста ему унаследовал первый король Пруссии Фридрих I. Он приказал продолжить строительство крепости. Для этой цели в Пиллау прибыли 1,5 тысячи рабочих, которых поселили в Камстигале. К 1770 году строительство крепости в основном было завершено. Нужно отметить, что в Пруссии был очень известным архитектором Шультхайс фон Унфридт (1678-1753), который спроектировал такой город как Гумбинен (Гусев). Ему принадлежит авторство многих домов в Кенигсберге, он участвовал в перестройке королевского замка. Не обделен его вниманием и Пиллау. По проекту Унфридта был построен очень красивый дом - цейхауз, который, к сожалению, не сохранился, построен в 1707 году. В нем хранилось вооружение и амуниция.

В истории крепости есть и мрачные страницы. К ним я отнесу содержание в подземелье крепости преподавателя Альбертины Иоганна Эрнста Грабе (1666-1711), выразившего в своих научных трудах протест против учения Лютера, за что и посаженного в наказание в крепость под стражу.

О крепости Пиллау упоминает также французский писатель Камю, когда рассказывает о попавших в плен французах во время франко-прусской войны.  Во время первой и второй мировой войны в крепости содержались русские военнопленные.

 

В 1700 году в крепости Пиллау появилась особая артиллерийская рота, офицеры которой выделялись своей униформой: красный мундир с золотой оконтовкой, жилетка и желтые штаны, шляпа с золотым шитьем [1].  Но жизнь в гарнизоне и крепости  была не такой парадной, так как зависела от таможенных сборов, выручки от продажи янтаря чиновниками в замке Лохштедт.

К началу XVIII века крепость предстала во всем своем величии. Вот как описывал ее профессор Кенигсбергского университета Раппольт: «Проходим через подъемный мост и главные ворота крепости. Над воротами построена прекрасная сторожевая башня, на которой солдат день и ночь наблюдает за проливом. Солдат в полной боевой форме. Во дворе крепости старинная церковь, где пастор пасет своих духовных овец, приобщая их к истинной вере. Здесь также возможно посмотреть различные старинные предметы, преимущественно военные. Все валы крепости грозно ощетинились пушками. Все постройки внушительны, опрятны и красивы. Парадная площадь весьма просторна и обрамлена тенистыми липами. Самое чудесное – это вежливое обращение ко всем гостям, что оставляет у вас чувство радости и приподнятости настроения на долгие годы» [2].

Здесь нужно сказать несколько слов еще о звуковом оформлении крепости. Кроме барабанного боя, над ней в соответствии с церковными праздниками и временем обычного дня звучали церковные колокола, которые располагались в чердачном помещении церкви. Первый  маленький колокол подарил ей губернатор крепости Пьер де ля Кав в 1659 году. Второй большой колокол прибыл в крепость в 1720 году, и изготовлен он был Иоганном Якобом Дорманом.

Начиная с 1890 года, эти колокола звучанием перекликались с тремя другими возникшей неподалеку протестантской церкви (сегодня – Свято-Георгиевский морской собор). В тихую погоду можно было услышать звуки колокола, доносившиеся из капеллы замка Лохштедт. Там колокол был установлен несколько позже, чем в крепости, – в 1690 году. Но потом в 1804 году его из замка  перевезли в Пиллау и установили на лоцманской башне, используя его в качестве звукового маяка, а с 1816 года этот колокол был установлен в ратуше и служил пожарным колоколом.

Когда русские войска вошли в город  в 1758 году, их встречали колокольным звоном. Ключи от Кенигсбергской и Пилауской крепости  были вручены российскому губернатору Пруссии генералу В. Фермору. Об этом написано во многих немецких источниках. Однажды я прочла в одной нашей газете, что эти ключи хранятся в музее Казанского собора, но эти сведения не подтвердились. Видимо, автор статьи спутал их с символическими ключами от городов, которые брали русские войска, освобождая  от французских войск. Эти символические ключи действительно находятся в Казанском соборе над могилой М.И. Кутузова.

9 января отряд русских солдат вошел в Пиллау, а уже 14 января был составлен план крепости и список необходимых ремонтных работ. В крепости разместились по одному батальону Пермского, Троицкого и Сибирского пехотных полков.

 За период Семилетней войны в Пиллау сменилось 5 русских комендантов. Первым был инженер-майор Родион Гербель, известный фортификатор.    Гербель через год убыл с войсками за Вислу, перед тем организовав таможенную службу и контроль за судоходством по проливу. На смену ему пришел полковник Фрейман. В 1759 году на пост коменданта вступил  полковник Вигант, в этом же году его сменил полковник Хомутов, а с 1760 по 1762 годы эту должность исполнял полковник Гиршгенд.

   В конце февраля 1758 года в Пиллау побывал российский генерал-губернатор Пруссии Вилим Фермор. Он оставил свой автограф на плане крепости Пиллау, выполненном русским инженером Матвеем Муравьевым.

   За время пребывания русских в Пиллау были проведены работы по починке крепости, моста у крепости и гавани.  Под управлением губернатора В. И. Суворова работы были завершены, и поврежденные места «многие в прежние и лучшее состояние приведены». Было прорезано 108 амбразур, выполнены насыпи между амбразурами и бойницами, утолщены брустверы, сняты возвышения, заслонявшие огонь с крепостных стен, и засыпаны низменные части, недостаточно просматривающиеся из крепости. В 1760 был реализован важнейший проект: благодаря губернатору генерал-лейтенанту фон Корфу в Пиллау появилась Русская дамба. Она сохранилась до сегодняшнего дня и называется Русская набережная. В те времена гавань Грабен у крепости была мала для русских кораблей, поэтому наши соотечественники построили новую гавань.

 

Накануне наполеоновских войн производилась расчистка крепостных рвов, профилирование  валов, строительство казематов в бастионах, посадка трав и деревьев в дюнах на пути песков. В строительстве использовался керамический кирпич и валуны, вновь получаемые в результате разборки старинных замков Бальга и Лохштедт.

Полной модернизации крепость подверглась в 1871 году. Теперь она состояла из центрального сооружения – пятиугольника и пояса фортов. На поверхности валов и во дворе располагалась артиллерия. На валу были траверсы – сооружения, предназначенные для подъема боеприпасов из подземных хранилищ. Вокруг крепости начинается строительство фортов, вызванное увеличением дальнобойности осадной артиллерии. Хорошо сохранился форт с названьем «Восточный». Здесь располагались казармы, склады, лазарет, мастерская. Для их обеспечения предусмотрена система отопления, канализации, вентиляции, водоснабжения, позже энергообеспечения. В качестве транспортных развязок использовались внутренний двор и система подземных коридоров. Сейчас там располагается мастерская по изготовлению янтарных изделий.

Очень жаль, что в настоящее время превращается в каменоломню форт западный, или «В», как значился он в инвентаризационном списке, который был составлен 66 инженерно-саперной Неманской ордена Кутузова бригадой в 1946 году. Форт  был построен на берегу косы Фрише Нерунг в 1871 году по проекту Георга Штенке. Он имел представительный вид, отражаясь в водах Балтийского моря, среди дюн и зеленых насаждений. Служил он и контрольно-пропускным пунктом для судов, следующих по проливу. Даже руины его продолжают хранить архитектурную выразительность.

 

В боевой готовности находилась крепость, когда в первую мировую войну после поражения германской армии генерала Притвица под Инстербургом (Черняховском), российские казачьи разъезды достигали окраин Кенигсберга, а русский миноносец «Новик» минировал пиллауские рейды. Боевая тревога была объявлена в 1920 году, когда армия Тухачевского приближалась к границе Восточной Пруссии.

Накануне второй мировой войны крепость Пиллау вновь подверглась модернизации. Возведено огромное количество долговременных огневых точек (ДОТ), их и поныне можно увидеть. Стоят они в лесу и ждут, пока кто-нибудь придумает, как их использовать в мирных целях. В лесу были подготовлены простреливаемые просеки, перекрытые спиралями Бруно и проволокой на низких кольях (спотыкачами), ежами, рогачами. 

 

В боях за Пиллау принимали участие 16, 36, 8 гвардейские корпуса, которыми командовали генерал-лейтенанты: П.И. Семенов, П.К. Кошевой, М.Н. Завадовский. В штурме Пилалу участвовали 1-я гвардейская железнодорожная артиллерийская бригада Балтийского флота под командованием поковника С.С. Кобена, 9-я и 11-я штурмовые авационные дивизии Балтийского флота (подполковник Я.З. Слепенков, полковник Д.И. Мажосов).

К исходу  25 апреля 1945 года войска 11 гвардейской армии под командованием генерал–полковника Галицкого взяли город Пиллау, но цитадель оказывала ожесточенное сопротивление. Днем 26 апреля стало известно, что Москва в 23 часа будет салютовать воинам, овладевшим крепостью Пиллау. Такая телеграмма вынудила Галицкого отдать приказ: брать цитадель. Победа далась очень дорогой ценой.  За умелые действия при штурме морской крепости Пиллау и форсировании морского пролива гвардии генерал-майор Петерс Георгий Борисович (18971978), командир  5-й гвардейской  стрелковой  дивизии, Некрасов Леопольд Борисович, Поляков Павел Яковлевич, Дадаев Степан Павлович, Тарасевич Константин Михайлович были удостоены звания Ге­роя Советского Союза.  События вокруг  Пилалу во время войны описал в своем романе «Секретный фарватер» Леонид Платов. По этому роману позже был снят многосерийный фильм с одноименным названием.

 

В 2007 году на валу крепости был установлен памятник в виде георгиевского креста с надписью «Памяти павших русских воинов» и искусной резьбой по камню ликов святых.

Авенир Овсянов, калининградский краевед, многие годы своей жизни посвятивший поискам утраченных во время второй мировой войны художественных ценностей, считает, что такие ценности могут до сих пор находиться в крепости, в том числе и Янтарная комната. Он рассказывает о бывшем сотруднике исправительно-трудовой колонии, который получил сведения от бывшего заключенного Котова о том, что советские военные привлекались для захоронений ценностей в крепости Пиллау. Каждая рабочая команда расстреливалась. Котов сам находился в плену на косе. После высадки русского десанта Котову удалось завладеть штабными документами, среди которых карта со специальными знаками мест захоронения ценностей. Его показания: «Документы и карта были уложены в кожаный планшет, завернутый в бумагу из-под пороха и закопаны. Ориентиры тайника: со стороны залива – лагерь военнопленных, со стороны моря – трехорудийная дальнобойная батарея. Рядом с батареей с правой стороны (если смотреть на море) каземат для хранения боеприпасов, в насыпи с правой стороны каземата закопан планшет».

К сожалению, ко времени поисков орудия уже были сняты, некоторые их основания демонтированы, а часть занесло песком. А. Овсянов подчеркивает, что к крепости проявляли и продолжают проявлять поисковый интерес  отечественные и зарубежные экспедиции: «Гермес» (Россия), «Шпигель» (Германия), «Глобаль эксплорейшенс» (США)[3].

Подземные переходы крепости были замурованы после войны, когда выяснилось, что входы в нижние этажи заминированы, и наиболее любопытные подрывались. До сих пор под полом казарм стоит вода, заполнившая пространства подземных этажей. Сколько их, неизвестно. Еще в советское время мне приходилось читать заметку о некоей попытке Экспедиции поисковых работ особого назначения спустить водолаза, который, погрузившись в воду, не давал никаких знаков. А когда его вытащили, он был мертв. Врач констатировал разрыв сердца. Что испугало отличавшегося крепким здоровьем человека, до сих пор не знает никто.

Служащие в крепости офицеры пересказывают случай, который произошел еще в советское время. Исчез матрос, проходивший срочную службу в крепости. Его искали три дня. Оказывается, он нашел возможность проникнуть в какое-то помещение с одной стороны крепости, блуждая в полной темноте. А вышел он на противоположной стороне, выбравшись на вал через траверз (круглый колодец, искусно выложенный кирпичом, через который подавали в корзине на веревке боеприпасы на валы крепости). Эти траверзы имеются по всему периметру цитадели.

По рассказам участников штурма Пиллау после взятия крепости было обнаружено, что двор крепости заполнен трупами совсем молодых солдат, а где же командование, где офицеры?

Поиск ответов на эти вопросы привел к гипотезе, будто бы из крепости есть подземный ход под каналом на косу. Но никто еще аргументировано не доказал и не опроверг данную версию.

Бывшие жители Пиллау на данный вопрос отвечают отрицательно.

- Скажи, Лидия, - отвечал мне, например, Гюнтер Визе, («настоящий пиллауэр», как говорит он о себе, потому что в Пиллау люди не очень долго пребывали, переезжали, работали временно, сезонно, а его предки всегда жили в городе), - зачем бы нужно было строить мост через канал из лодок, скрепленных друг с другом, по которому проходили пешие и конные беженцы на Запад через косу, если бы был подземный ход? А ведь через Пиллау прошло 650 тысяч беженцев из Восточной Пруссии.

Часть из них добиралась в Западную Европу на кораблях и гражданских судах, а остальные – пешим ходом через косу. Мост этот был устроен напротив скульптуры женщины с ребенком, провожающей и встречающей моряков. И многие уверены, что как раз в этом месте и был подземный ход.

Довод Гюнтера Визе звучит убедительно, но ведь его ребенком вывезли из Пиллау в 1945 году, и он может не знать о секретном подземном ходе.

До войны в крепости размещался краеведческий музей Пиллау. Он переехал из ратуши в крепость в 1929 году. Музей  создал Конрад Хаберлянд (1878, Инстербург-1964, Киль), который руководил городом с 1911 по 1920 годы, а  в 1921 году он был удостоен звания Почетного гражданина города.  Закончив юридический факультет университета, защитив диплом по очень интересной теме «Праздники в прусском–немецком праве», и после недолгой работы юристом, стал бургомистом Пиллау. Истории Пиллау доктор Хаберлянд посвятил 4 книги. Одна из них «Морской город Пиллау и его гарнизон» в переводе Е.В. Нагимовой есть во многих домах Балтийска. Его богатые исторические находки в количестве пяти пакетов были переданы в государственный архив в Геттинген. Он много сделал по объединению бывших жителей Пиллау после второй мировой войны в Общество  «Морской город Пиллау».  С 1914 года он начал собирать старинные вещи и документы. Наиболее значительные согласно законодательства уходили в государственные музеи, но все же в музее Пиллау  было пять серебряных табличек различных  воинских объединений, одна стрелковая мишень 1753 года, сундуки и ларцы, фонари, дверные молотки, горшки из глины и медные сосуды, английский фарфор, каменный топор из Нойхойзера, старые рисунки тушью, виды и планы Пиллау, многочисленные модели судов, в том числе и модель крейсера «Пиллау», пушки и стрелковое оружие.

 

Крепость Пиллау – памятник архитектуры, военно-оборонительного зодчества. О ней упоминают почти все труды по эволюции фортификации. Давно уже она нуждается в реставрации. Крепость является украшением любого туристического маршрута. Такие памятники истории и архитектуры, инженерной мысли должны быть посещаемы, изучаемы, служить воспитанию и обучению, являться гордостью нашего города. 

Следует заметить, что в Балтийске стало традицией ежегодно в День Победы 9 Мая во дворе крепости проводить праздник для ветеранов Великой Отечественной войны «Фронтовая поляна». 

Над красно-кирпичными стенами свисают пышные кроны деревьев и кустарников и отражаются в зеленоватой воде обводного канала, прекрасного в любое время года. Это один из самых живописных уголков на Балтике. Но валы и брустверы сегодня разрушаются выросшими за послевоенные годы самосевом деревьями. Обводной канал заилился. Матросы, которые служат в крепости, собирают лишь мусор, который плавает на поверхности воды, за что им и спасибо. Если бы флот принял решение почистить канал, сколько интересных находок было бы обнаружено. В то же время, наверное, съехалась бы вся «копательная» рать области.



[1] Х. Пайтч. Путеводитель по Северо-Восточной Пруссии. – Леер: Раутенберг, 1994.

 

[2] О. Шлихт. Западный Замланд. – Дрезден: издательство Люиса Клемеха, 1922.

 

[3] Авенир Овсянов. «В своем величии и правильности форм». // Запад России, № 3, 1994.

 

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (29-Август-2012)
Просмотров: 621 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]