Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Немецкая газета ушла по-английски
 

 

Немецкая газета ушла по-английски 02.10.2013

Немецкая газета ушла по-английски

Влад РЖЕВСКИЙ

65 лет назад уникальное калининградское издание разделило судьбу своих читателей. Она называлась «Neue Zeit» («Нойе Цайт», в переводе – новое время). Печатный орган для немецкого населения бывшей Восточной Пруссии. Нынче газета может умереть уже после первого номера, и никто не удивится. Подумаешь, прогорел очередной бизнес-проект. Но когда пресса – важный инструмент в идеологической работе, газет-однодневок не должно быть в принципе. Вот и «Neue Zeit» создавалась всерьёз и надолго. Однако «новое время» оказалось кратковременным.

Накануне

Она появилась на свет в июне 1947 года. Не самое простое время в истории нашего края.

Молодая советская область оказалась тогда в критической ситуации. Разруха, и при этом – никакой помощи от центра. У местных гражданских органов власть была номинальной. Всем заправляли военные, которые относились к этой земле как к трофею. Так что вместо восстановления шло разрушение того, что ещё уцелело, всё ценное вывозилось. Ситуацию усугубила непривычно суровая для этих мест зима 1946-1947. Массово гибли бесправные немцы. А весной сорок седьмого уже и советские переселенцы стали пухнуть от голода…

Первый глава обкома Пётр Иванов, присланный из Ленинграда в начале 1947-го, пытался навести порядок. Натолкнувшись на противодействие истинных хозяев области в погонах, он решился написать Сталину. «Сложилась своеобразная экономическая и политическая обстановка, о которой считаю необходимым доложить» – и так далее. Сухо, по-деловому. Но даже при таком стиле было понятно, насколько всё худо в западном форпосте СССР.

Письмо было написано 28 мая 1947-го. Уже 9 июня автора вызвали в Москву на заседание Политбюро. После этого в Калининград была направлена комиссия во главе с Алексеем Косыгиным, в ту пору – заместителем председателя Совета Министров СССР. А вот над инициатором этого процесса, судя по всему, быстро сгущались тучи.
12 июня (комиссия Косыгина уже вовсю работала) руководителю обкома диагностировали нервное переутомление с элементами психоза. 17 июня после более полного обследования врачи резюмировали: нужно срочно отправляться на лечение в Москву. Видимо, Иванов не сомневался, какое «лечение» его ожидает в столице. Ночью 18 июня он заперся дома в ванной. И в 01.18 тишину разорвал выстрел. Бывший батальонный комиссар покончил с собой, застрелившись из именного браунинга…

Невзирая и вопреки

Но процесс, который Пётр Андреевич Иванов запустил, получается, ценой собственной жизни, продолжался. По итогам работы комиссии Косыгина наша область была включена в пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР. Конечно, это не означало манны небесной и сиюминутного решения всех проблем. Однако кризис остался позади. Мало-помалу ситуация менялась к лучшему.

Правда, когда родилась газета «Neue Zeit», о переменах к лучшему ещё и речи не шло. И вот сами посудите: какое может быть новое издание, если не хватает элементарного? Если нет воды и электричества, не всегда удаётся купить даже хлеба?

Короче, когда не до жиру, быть бы живу, новая газета – неоправданная роскошь. Но это наш, современный взгляд. Тогда же рассуждали по-другому: все трудности – временные, а идеологическую работу надо вести. Тем более с выпуском газеты затянули сверх всякой меры. Шутка ли, два года после войны минуло, оставшиеся в бывшей Восточной Пруссии немцы уже по-русски худо-бедно заговорили. А печатного органа для них всё нет.

Барнаульская.
Она же Lange Reihe

Сперва редакции «Neue Zeit» было выделено помещение в Центральном немецком клубе, который находился на улице Барнаульской. В ту пору даже советские граждане не особо ориентировались в новых топонимах. А уж немцы и подавно. Потому хотя в официальных выходных данных газеты и значился адрес: Калининград, Барнаульская, 2, – рядом стояло также прежнее имя улицы – Lange Reihe. Впрочем, это было обычной практикой. Скажем, сообщая адрес областного радиокомитета, уточняли: улица Комсомольская – это бывшая Луизеналлее.

Занимая комнату № 6 в немецком клубе на Барнаульской, редакция «Neue Zeit» выпустила первые пятнадцать номеров. А затем перебралась под крыло «Калининградской правды», на Сталинградский проспект (ныне – проспект Мира). К слову, в обращении к читателям этот адрес тоже пришлось продублировать «устаревшим» немецким названием.

Не знаю, уцелел ли до наших дней хотя бы один экземпляр первого номера «Neue Zeit». Я смог разыскать подшивку, начиная лишь с № 4. Не нашлось нигде и сведений о том, когда именно родилась эта газета. Но учитывая, что поначалу она выходила строго по четвергам и воскресеньям, получается, что № 1 увидел свет 26 июня 1947-го.

Первые 24 номера «Neue Zeit» внешне больше напоминали боевой листок. Одна страница маленького размера. На большой формат перешли с 18 сентября сорок седьмого. При этом газета и впредь выходила только на одном листе.

Тогда же впервые была объявлена подписка на «Neue Zeit». Подписаться на месяц стоило рубль восемьдесят. В киоске цена одного экземпляра была двадцать копеек.

Попала в большое кино

О чём же писала эта газета специального назначения? В основном – о том же, о чём и вся остальная тогдашняя советская пресса. Только на немецком. Правда, с непривычки режут глаз пассажи типа «фюрер геноссе Сталин» или «тракторфюрер Алёшин». Хоть и знаешь, что «фюрер» – отнюдь не имя собственное, что в переводе это может означать и вождь, и водитель. В «Neue Zeit» таких фюреров – чуть не в каждой заметке…

Вместе с тем немало места уделялось и тому существу, для которого слово «фюрер» стало чуть ли не вторым именем. Так, из номера в номер печатались свидетельства очевидцев о его бесславном финале – серия публикаций называлась «Последние дни Гитлера». Часто газета обращалась и к теме нацистских преступлений.

Однако бывали в «Neue Zeit» и совсем другие материалы. Например, 24 июля 1948-го она рассказала о начавшихся в области съёмках «Встречи на Эльбе». К слову, так вышло, что в этом фильме наряду с послевоенным Калининградом «увековечена» и наша героиня. В одном из эпизодов в кадре требовалась какая-нибудь немецкая газета. И киношники, не мудрствуя, взяли подвернувшийся под руку номер «Neue Zeit».

Вообще же, думается, в первую очередь читатели этой газеты искали рубрику «требуются на работу». Для них это был шанс на жизнь. И когда какое-нибудь предприятие извещало о вакансиях, туда устремлялись немцы. Некоторым помогала выживать сама «Neue Zeit». Как вспоминала работавшая в этом издании журналист Мария Кубарева, немцы трудились техническими сотрудниками и в редакции, и в типографии. Кто-то из числа читательского актива писал в газету, получая за это гонорар.

Мавр сделал своё дело

Когда создавалась «Neue Zeit», никто в Калининграде, разумеется, не предполагал, что это «новое время» окажется настолько недолгим. 11 октября 1947-го Сталин подписал первое постановление о депортации в советскую зону оккупации Германии коренного населения бывшей Восточной Пруссии. Уже 22 октября из Калининграда в «неметчину» отправился эшелон с первой партией выселяемых.

Тем не менее быстро провести столь масштабную «операцию» было затруднительно. Так что активная её фаза, когда вывезли большую часть немцев, растянулась на целый год. При этом делалось всё в режиме секретности. И во избежание эксцессов раньше времени о своей судьбе никто знать не должен был. Вот и продолжала, в частности, выходить, как ни в чём не бывало, обречённая на скорую смерть газета. Даже была объявлена подписка на 1948-й. Подписаться на три месяца стоило пять рублей сорок копеек, на полгода – 10.80.

Однако чем дальше, тем больше было косвенных признаков близкого финала. Перестали появляться анонсы мероприятий Немецкого клуба и программа радиопередач для немцев. Исчезли объявления о приёме на работу. Не велась подписка на второе полугодие…

Депортация между тем продолжалась. Потенциальных читателей «Neue Zeit» становилось всё меньше. И 23 сентября 1948-го ей был подписан приговор. Вышло постановление ЦК ВКП(б) о том, что на базе упраздняемого за ненадобностью издания будет организована новая газета – «Калининградский комсомолец».

В последний раз «Neue Zeit» вышла 13 октября (во всяком случае более поздних номеров мне отыскать не удалось). Никаких «прощальных слов» к аудитории. Обычный номер со стандартным набором тем. И – всё…
А уже 29 октября, в день 30-летия ВЛКСМ, увидел свет первый номер «Калининградского комсомольца».

Вместо послесловия

В каком-то смысле «Комсомолец» стал преемником газеты для немцев. И редактором его первым был Василий Руденко – бывший редактор «Neue Zeit».
Калининградской молодёжки тоже давно нет с нами. Ушла в историю в 1990-м, не вынеся потрясений горбачёвской перестройки.

Однако хоть и несостоятельным оказался в новых условиях менеджмент «Комсомольца», в творческом отношении он до конца оставался на высоте. Яркая была газета.

Потом молодёжку пытались возродить. Но опять экономика подкачала.
Впрочем, всё это уже совсем другая история.

 

А здесь каштаны лопаются гулко…

Ещё не вышел первый номер «Калининградского комсомольца», сменившего «Neue Zeit», а при его редакции уже было создано литературное объединение.

За свою историю областная молодёжка открыла немало талантов среди читателей. Много талантливых людей работало и в редакции.

А 45 лет назад, в такие же дождливые осенние дни, кто-то из сотрудников «Комсомольца» (указывать авторство в подобных случаях не принято) сделал подпись к снимку. Казалось бы, что тут такого особенного: по мокрой от недавнего дождя Каштановой аллее гуляет с коляской молодая женщина. Но оцените, какая получилась в итоге поэзия:

Атлантика, наверное,
штормит,
А здесь каштаны
лопаются гулко,
И золотом листвы
мосты и переулки
Усыпаны,
и сладко мальчик спит –
Он с мамою сегодня на прогулке.
Отец его сейчас за семь морей.
И, радугою ста штормов
насытясь,
В просоленной спецовке
славный витязь,
Ждёт не дождётся –
только бы скорей! –
Когда возникнет, в мороси алея,

Сиянье свеч Каштановой аллеи.

 

Остаться любой ценой

После войны на территории нынешней Калининградской области находилось порядка 120 тысяч немцев. В первые послевоенные годы многие из них умерли – от голода, болезней, невыносимых бытовых условий.

Тем не менее, когда началась депортация выживших, реакция у них была разной. Одни не скрывали радости, что наконец «вырвутся из этого ада». А другие, несмотря на все тяготы, уезжать не хотели. «Это наша родина, позвольте нам остаться!» – плакали они. Только кто же их спрашивал. Чемодан в руки – и шнель, шнель!..

К 1952 году официально депортация была завершена. И всё же кое-кому удалось остаться. Кого-то не выселили в порядке исключения – скажем, немец был коммунистом и вдобавок ценным специалистом. Кто-то отсиделся в Литве, потом вернулся. Кто-то вышел замуж за советского гражданина, и муж сумел отстоять супругу.

В общем, всякие были истории. И каждая из них достойна отдельного повествования.
Категория: ВИЭ | Добавил: cashtan (18-Август-2014)
Просмотров: 252 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]