Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Мемориалы Гумбиненского поля

Протоиерей  Георгий  БирюковРусская народная линия

15.08.2011


IV. Воинский мемориал «Амтсхаген» (Сциргупёнен, Дальнее) …

 1.Воинский мемориал «Вальдаукадель» (Степное)

II. Воинский мемориал «Пфэльцервальде» (Будзешен, Вишнёвка)

III. Воинский мемориал «Грюнвайден» (Грюнвайчен)

Воинский мемориал «Амтсхаген» - один из пяти сохранившихся мемориалов Гумбиненского поля. Он расположен на территории Илюшинского сельского поселения муниципального образования «Нестеровский район», на южном берегу реки Писсы метрах в пятистах западнее несуществующего ныне посёлка Амтсхаген. До 1938 года Амтсхаген именовался Сциргупёнен, но в какой-то момент времени это название показалось нацистам слишком литовским, поэтому посёлок был переименован. Уже в 1946 году посёлок был назван «Дальнее», но просуществовал с этим именем совсем недолго. В эпоху ликвидации неперспективных деревень был окончательно ликвидирован и этот населённый пункт. В списках воинских захоронений германского «Народного союза» мемориал к западу от бывшего посёлка назван «Amtshagen». Так же он именуется в работах Макса Денена. Можно принять это название исторически сложившимся и продолжить его употребление.

Воинский мемориал «Амтсхаген» был создан сразу же после окончания боевых действий на территории Восточной Пруссии. На нём были погребены 141 германский и 48 русских воинов. Все русские воины безымянны. Из числа погребенных немцев безымянными остались 35. Фамилии остальных Макс Денен приводит в своём труде «Die Kriegsgraber in Ostpreussen von 1914/15». Для нас более важным является не фамилии, а то, что Денен указал для каждого немецкого воина полк, в котором тот служил. В соединении с картой местности и сохранившимися описаниями боя это позволяет понять, что произошло на этом участке сражения.

Амтсхаген. Фото 1929 г.Погребенные на мемориале германские воины относятся к нескольким полкам. Большая часть из них служили в 87-й пехотной бригаде 35-й пехотной дивизии XVII армейского корпуса: в 141-ом и 176-ом пехотных полках. Гауптман (капитан) Сунтхайм - единственный похороненный на мемориале военнослужащий из 61-го пехотного полка 70-й бригады той же дивизии. Значительно меньшая часть погребенных - из гарнизона Кенигсберга, действовавшего в составе I армейского корпуса (из запасных батальонов 33-го и 45-го пехотных полков и запасного эскадрона 10-го конно-егерского полка 2-й пехотной дивизии). Гарнизон Кенигсберга (дивизия Бродрюка) в Гумбинен-Гольдапском сражении действовал вдоль дороги Кенигсберг-Вержболово, севернее реки Писсы, в полосе между германскими XVII армейским корпусом и I армейским корпусом. До подхода XVII армейского корпуса части кенигсбергского гарнизона занимали несколько большую линию фронта, чем им было назначено в плане боя на 20 августа. К началу сражения не все они успели переместиться к северу от Писсы, поэтому приняли участие в бою в полосе наступления 87-й пехотной бригады. Этим объясняется наличие на воинском захоронении Амтсхаген погребенных воинов из состава Кенигсбергского гарнизона.

Русские воины, погребенные на мемориале, служили в 99-м и 98-м пехотных полках 25-й пехотной дивизии. Это можно определить по сохранившимся описаниям хода Гумбинен-Гольдапского сражения на данном участке. К исходу 19 августа 1914 года 25-я пехотная дивизия расположилась в районе Колпакчен-Гурчен (ныне - посёлок Хуторское Нестеровского района). От обеих бригад дивизии были выдвинуты вперед авангарды, которые должны были выставить охранение на линии Ласдинелен, Аугступенен, выровняв таким образом фронт с находящейся севернее 29-й пехотной дивизией 20-го армейского корпуса и с находящейся южнее 27-й пехотной дивизией 3-го армейского корпуса.

Авангард 1-й бригады в составе батальона 97-го пехотного полка при выдвижении на указанную линию был встречен сначала артиллерийским, а затем и ружейным огнем из селения Байчен. Перестрелка, в которую втянулись и прочие батальоны 97-го полка, а также и 1-й дивизион 25-й арт. бригады, прекратилась с наступлением темноты. Авангардный батальон занял фронт от болота Торф Моор до Байчен, а остальные части были отведены на отдых к посёлку Грюнхаус (ныне - посёлок Зелёное Нестеровского района).

Авангард 2-й бригады в составе двух батальонов 100-го пехотного полка беспрепятственно достиг района посёлка Содинелен и выдвинул охранение на линию Аугступенен, роща северо-западнее Альт Грюнвальде, причем в первом пункте была установлена связь с охранением 27-й пехотной дивизии. Между охраняющими частями бригад 25-й пехотной дивизии образовался совершенно свободный промежуток примерно в 2,5 версты.

В 22 ч 20 м 19 августа командир 3-го корпуса генерал Епанчин отдал подчиненным ему частям следующий приказ №118: «Ввиду утомления войск и необходимости подтянуть тыловые учреждения и пополнить запасы, Командующий Армией приказал продвинуться вперед лишь настолько, насколько это возможно при условии не вступать в упорный бой с неприятелем...

...Завтра 7-го августа [20 августа - прот.Г.] корпусу с приданной 40-ой дивизией занять фронт Кляйн-Пусперн, Сциргупенен [Амстхаген, Дальнее - прот.Г.], Матишкемен, Соденен.

а) ген.-л. Булгакову к 5-ти часам утра занять район Кляйн-Пусперн, Сциргупенен, Вердельн.

б) г.-л. Адариди к 5 часамъ утра занять район Матишкемен, Варшлеген.

в) г.-л. Короткевичу к 5 часам утра занять район у Соденена.

Охранение, стоящее 6-го августа, 7-го августа вперед не продвигать.

Районы, указанные в пунктах а), б) и в), занять главными силами.

В расположении, занятом на 7-ое августа, прочно утвердиться.

Наша конница в Мальвишкене.

Штаб корпуса 7-го августа - Сталупенен.

Генерал Епанчин».

Однако этот приказ не был своевременно передан в дивизии. Поэтому и движение их началось разновременно. Ранее других выступила 27-я пехотная дивизия генерала Адариди, которому командир корпуса лично телефонировал около 3 часов ночи о необходимости спешного движения вперед. 25-я же и 40-я пехотные дивизии, не имевшие, видимо, прямой телефонной связи со штабом корпуса, выступили с опозданием, которое не позволило им своевременно занять указанные в приказе позиции.

Войска 25-й дивизии утром 20 августа начали движение в указанных приказом по корпусу направлениях. Наступление велось в четырех колоннах.

1. правофланговый 97-й пехотный полк с 1-м дивизионом 25-й артиллерийской бригады выдвигался по шоссе Сталлупенен-Гумбинен.

2. 98-й пехотный Юрьевский полк выдвигался на Сциргупенен (Амтсхаген, Дальнее).

3. 99-й пехотный Ивангородский полк (в составе трех батальонов) со 2-м дивизионом 25-й артиллерийской бригады выдвигались на Вердельн.

4. два батальона 100-го пехотного Островского полка и два батальона 109-го пехотного полка с 3-м мортирным дивизионом выступили через Ионасталь на Содинелен, где уже находились первые два батальона 100-го полка.

Германский XVII армейский корпус генерала Маккензена утром 20 августа также начал движение вперёд. 35-я пехотная дивизия перешла реку Роминту в районе Перкален, откуда ее 87-я пехотная бригада генерала Хана повела наступление на Иодцунен, а 70-я пехотная бригада генерала Кнобельсдорфа - на Вершлеген. Между 6 и 8 часами утра германская пехота оттеснила русское охранение, расположенное на берегу реки Роминты. Полагая, что русские очищают поле сражения, генерал Макензен бросил свои войска в энергичное преследование. Правильность этого решения казалось бы подтверждало полученное около 9 часов сообщение генерала Франсуа об успехах германского 1-го армейского корпуса.

Наступавшая на северном фланге 17-го армейского корпуса 87-я бригада 35-й пехотной дивизии под командованием генерала Хана завязала бой с запоздавшей в занятии позиций 25-й пехотной дивизией. Около 7 часов артиллерийская канонада, начатая на фронте 27-й пехотной дивизии, распространилась на район посёлка Содинелен, занятый авангардом 2-й бригады 25-й пехотной дивизии в составе двух батальонов 100-го пехотного полка. Возглавлявший этот отряд командир 100-го полка полковник Зарин принял решение держаться до подхода колонны основных сил полка, приказав ротам окапываться. Завязался бой с энергично атакующим неприятелем. Позиция на восточном берегу речки Русской выглядит неплохо, но соотношение сил было неравным: на два батальона наступали два германских полка.

Для 25-й пехотной дивизии в целом этот бой принял встречный характер. Колонны 99-го и 100-го полков двигались вперёд и разновременно вступали в бой, сталкиваясь с наступающими колоннами германских 141-го и 176-го пехотных полков бригады генерала Хана. Бой в утренние часы шёл значительно западнее и юго-западнее Сциргупенена. Павших на этом этапе боя на мемориале «Амтсхаген» быть вроде бы не должно. Немцы имели подавляющее превосходство в артиллерии, особенно - в тяжёлой. Около 9 часов авангардные батальоны 100-го полка не выдержали натиска немцев и оставили Содинелен. Некоторое время они держались на высотах к востоку от этого посёлка, но после 11 часов полковник Зарин был ранен, и полк стал отходить за рощу севернее Маттишкемена. Нужно отметить, что утреннюю часть боя 100-й пехотный полк вел без поддержки со стороны артиллерии. В виду неопределенности обстановки 2-й артиллерийский дивизион 25-й артиллерийской бригады долго не мог занять определенную позицию для стрельбы. Переменив их три, он занял, наконец, четвертую позицию к востоку от деревни Сциргупенен (Амстхаген, Дальнее), откуда и открыл огонь в 10 час. 30 мин. утра по неприятельским батареям. 100-й полк в своём отходе зашёл за правый фланг 27-й пехотной дивизии и новую линию обороны начал строить фронтом на северо-запад.

В тот момент, когда части 100-го пехотного полка уже оставляли высоты восточнее Содинелен, которые вскоре были заняты частями германской 87-й бригады, два передовых батальона (семь рот) 99-го пехотного полка продвигались южнее реки Писсы по низине, пролегающей между Вердельн и Иодшлаукен. Наконец, в бой вступили и они. Упустив момент, когда можно было поддержать части 100-го пехотного полка и помочь ему сохранить возвышенности восточнее Содинелена за собою, эти батальоны 99-го пехотного полка сами теперь оказались в весьма невыгодном положении.

Всё это время первая бригада 25-й дивизии (97-й и 98-й полки) продвигаясь вперёд, без противодействия со стороны противника достигла линии Пусперн - Вердельн. От второй бригады первая отделялась рекой Писсой. Вероятно, несколько рот 98-го полка могли двигаться южным берегом Писсы. В посёлке Сциргупенен (Амстхаген, Дальнее), оставшимся позади, был удобный мост через Писсу. Где-то после 11 часов начальник 25-й дивизии генерал Булгаков отдал 1-й бригаде (97-й и 98-й пехотные полки), приказ «перейти в самое решительное наступление», чтобы облегчить положение левого фланга своей дивизии и выполнить просьбу правого соседа - 29-й пехотной дивизии о помощи. При этом особо указывалось на необходимость поддержания связи с частями 99-го пехотного полка.

В соответствии с этим распоряжением около 11 ч. 30 м правофланговый 97-й пехотный полк двинулся вперед и, несмотря на огонь германской тяжелой артиллерии, оттеснил за линию Ласдинелен, Садвейчен противостоявшие ему германские 176-й, 45-й и 44-й эрзацбатальоны дивизии Бродрюка (гарнизон Кенигсберга).

К югу от Писсы германцы продолжали атаковать. После 11 часов они отбросили с позиции Вердельн - Иодлаукен передовые семь рот 99-го пехотного полка. Эти роты отступили на восток до дороги Сциргупенен (Амстхаген, Дальнее) - Ионасталь, открыв, таким образом, противнику путь для дальнейшего охвата правого фланга позиции 27-й пехотной дивизии. Батареи 2-го дивизиона 25-й арт. бригады, оказавшиеся в результате отхода в опасном положении, должны были в очередной раз сменить позицию, и ушли за Гуддин. В связи с отходом 99-го пехотного полка 1-я бригада 25-й пехотной дивизии, до этого беспрепятственно продвигавшаяся на запад, также должна была отвести свой левый фланг (98-й пех. полк) за Сциргупенен (Амстхаген, Дальнее). Сам Сциргупенен был занят подразделениями 98-го полка. Отход 99-го пехотного полка на Сциргупенен описывается в реляции в следующих словах: «Выйдя из сферы огня, остатки первых двух рот собрались на дороге... В 3 часа дня остатки 2-го батальона отошли к деревне Сциргупенен. Здесь по приказанию командира 98 полка батальон стал в резерв юрьевцев и пополнил патроны».

Для противодействия охвату своего правого фланга начальник 27-й пехотной дивизии генерал Адариди успел перебросить два батальона 107-го пехотного полка, находившегося в дивизионном резерве. Сюда же был сосредоточен огонь 2-го дивизиона 27-й арт. бригады. Это организованное и поддерживаемое сильным артиллерийским огнем сопротивление положило предел успехам частей германской 87-й пехотной бригады по охвату фланга 27-й дивизии. Резерв 27-й дивизии с остатками 100-го полка нарастили её правый фланг, заняв новые позиции фронтом на северо-запад.

Полки 87-й пех. бригады генерала Хана рвались вперед. 141-й полк достиг Сциргупенена. 176-й полк вышел на дорогу Сциргупенен - Ионасталь. Но в это время в 99-м пехотном полку взамен расстроенных боем рот 1-го и 2-го батальонов были развернуты не участвовавшие еще в сражении 3-й и 4-й батальоны полка. Укрепленный этими силами фронт полка получил необходимую устойчивость и, поддерживаемые огнем 2-го дивизиона 25-й арт. бригады и 3-го мортирного дивизиона, ивангородцы (99-й полк) остановили наступление германцев на линии дороги Сциргупенен - Ионасталь.

Атакующая 87-я пехотная бригада генерала Хана оказалась в мешке. Она вклинилась в позиции русских войск. Этим не замедлила воспользоваться русская артиллерия. По своей инициативе она стала простреливать оказавшуюся в мешке немецкую пехоту, наступавшую густыми цепями и даже колоннами, с двух сторон: двумя батареями 1-го дивизиона 25-й артиллерийской бригады с севера и двумя батареями 27-й артиллерийской бригады с юга, причем последним пришлось переменить для этого фронт почти на 60°. Около 15 часов немецкая пехота, понеся огромные потери, в том числе почти всех офицеров и унтер-офицеров, сначала залегла, а затем, не выдержав убийственного огня русских батарей и пулеметов, дрогнула и стала в беспорядке отходить назад, очищая поле сражения.

Начальник 25-й дивизии отдал приказ о переходе дивизии в решительное наступление. Но полки дивизии, сильно пострадавшие в бою (100-й полк потерял в утреннем бою около 2000 человек и командира полка), уже почти не представляли реальной боевой силы. Только два батальона (3-й и 4-й) 99-го полка и подразделения 98-го полка, не пострадавшие в бою, продвигались вперед за отходящими и бегущими немцами. Германская артиллерия, превосходящая русскую числом и калибром орудий, прикрывавшая отступление своей пехоты, развила такой сильный огонь, что преследование и контрнаступление русской пехоты приостановилось.

При выходе из боя 20 августа немцы понесли огромные потери и главным образом вследствие смелого и отличного действия русской артиллерии. Батареи 2-го дивизиона 25-й артиллерийской бригады два раза переезжали вперед за своей пехотой и работали в сфере ружейного огня неприятеля. Довольно значительную роль сыграл в преследовании немцев начальник пулеметной команды 99-го полка, который доносил следующее: «Около 5 (17) часов дня немцы двинулись колонной на наш правый фланг; впереди шли знамена с двумя ассистентами-офицерами. Определив расстояние дальномером, 14 моих пулеметов открыли огонь через головы своих. 2000 шагов дали недолет, и с прицелом 23 и 24 мы перешли на поражение. Поддержанные батареей 3-го мортирного дивизиона, пулеметы в 5 минут уничтожили эту колонну, положив около 1500 человек».

Вероятно, в таких донесениях потери, нанесённые противнику, несколько преувеличивались. Однако германский XVII армейский корпус в целом, а 87-я пехотная бригада в частности действительно жестоко пострадали в Гумбинен-Гольдапском сражении. Поражение немцев могло быть ещё большим, но около 18 часов начальник 25-й дивизии получил распоряжение командира корпуса генерала Епанчина: «ограничить преследование противника огнем». Дивизия отошла на ночлег в район Ионасталь.

Занятие поля боя дало в руки 25-й пехотной дивизии несколько сот пленных (по большей части раненых) много снаряжения, ротами 99-го пехотного полка был захвачен 1 пулемет.

Потери 25-й пехотной дивизии в бою 20 августа убитыми, ранеными и пропавшими без вести выражаются в следующих цифрах:

97-й пехотный полк 2 офицера 149 нижних чинов

98-й пехотный полк 4 офицера 213 нижних чинов

99-й пехотный полк 9 офицеров 782 нижних чина

100-й пехотный полк 20 офицеров 2000 нижних чинов

25-я арт. бригада - 1 нижний чин

Всего 25-я пех. дивизия: 35 офицеров 3145 нижних чинов

            В общем числе потерь убитых, конечно, было значительно меньше, чем раненых. Сильнее всего пострадал в бою 100-й полк. Но погибшие из состава 100-го полка, скорее всего, были погребены на воинском мемориале «Маттишкемен» и на небольших воинских захоронениях поблизости от тех мест, где этот полк сражался (Содинелен - Маттишкемен). 97-й полк вёл бой в районе шоссе Гумбинен - Шталлупенен, значительнео севернее Писсы. Погибшие воины из состава этого полка также не должны находиться на мемориале «Амтсхаген». В Сциргупёнене и его окрестностях действовали 99-й и 98-й полки. На основании этого можно сделать вывод, что 48 неизвестных русских воинов, похороненных на мемориале «Амтсхаген», принадлежат именно к 99-му и 98-му полкам 25-й пехотной дивизии.

Мемориал *Амтсхаген* сегодняВоинский мемориал «Амтсхаген» сохранился до наших дней, хотя и был значительно повреждён. Его территория площадью 900 кв. м обнесена по периметру каменным парапетом. От ранее существовавшего памятника сохранился кубический постамент. Надгробные памятники - кресты из железобетона - были повалены хулиганами. В конце 1990-х годов германский «Народный союз» по уходу за воинскими захоронениями провёл на мемориале ремонтно-восстановительные работы. Тридцать железобетонных крестов, в том числе и православные, с указанием числа погребенных неизвестных воинов либо фамилий известных, были собраны и поставлены вдоль парапета. Косметический уход за воинским мемориалом осуществляет Яновский Владимир Иванович из Черняховска, имеющий отношение к международной ассоциации «Военные мемориалы».

            Тридцать крестов русских воиновПо каким-то причинам воинский мемориал «Амтсхаген» не включён в реестр объектов исторического наследия (памятников истории и культуры), хотя в этом реестре числится немало объектов меньшего масштаба и худшей сохранности. О существовании мемориала в Калининграде вроде бы известно. Так, в каталоге «История войн XX века в памятниках их участникам», подготовленном Научно-производственным центром по охране, учёту и реставрации памятников истории и культуры Калининградской области (г.Калининград) и Научно-информационным издательским центром (г.Москва) про мемориал «Амтсхаген» рассказано на странице 84. Правда, в каталоге мемориал почему-то назван: «Подгоровка №1 (Gr.Baitschen, Klein Baitschen) захоронение русских и немецких воинов, погибших в августе 1914 г. В 1,5 км к востоку от пос. Подгоровка, бывший населенный пункт Schirguponen (Amtshagen)». При этом сведения о мемориале помещены в раздел «Гусевский муниципальный район», что действительности совершенно не соответствует. Это легко определяется и на местности, и по карте: мемориал «Амтсхаген» расположен к югу от реки Писсы, которая именно на этом участке служит границей между районами: к северу от Писсы - Гусевский район, к югу - Нестеровский. Что здесь можно сказать? Такие вот специалисты у нас каталоги готовят при щедрой финансовой поддержке Европейского Союза.

            Постамент главного памятникаПо сохранившимся довоенным фотографиям легко определяется участок братской могилы 48-ми русских воинов. На немецкой фотографии видны два православных креста с характерными косыми нижними перекладинами. Они были установлены у ограды мемориала рядом с входом. Таким образом, русская братская могила не доминировала в поле зрения посетителей мемориала, которые проходили мимо неё и обращали свой взор на могилы германских воинов. Подобная планировка характерна для многих воинских захоронений, созданных германскими властями.

            Мемориал «Амтсхаген» создавался германскими властями специально. Он был сооружен на поле сражения по специально разработанному архитектурному проекту. Следует отметить, что на сравнительно небольшом расстоянии, на северном («гусевском») берегу реки Писсы, существовала братская могила 265-ти русских воинов. Эти русские воины были погребены на территории поселкового кладбища, которое после 1945 года было разорено вандалами и поросло деревьями и кустарником. Видимо, эти воины служили также в 99-м и 98-м пехотных полках. Возможно, там погребены погибшие и из 97-го пехотного полка. По какой-то причине германские власти в своё время не стали переносить их останки на мемориал «Амстхаген», хотя в 1920-е годы работа по укрупнению воинских захоронений и производилась. В советское время эту братскую могилу постигла печальная судьба. Она была разорена вместе со всем поселковым кладбищем.

Два креста с братской могилы русских воиновТолько в 2001-2002 годах германский «Народный союз» провёл работы по приведению этого воинского захоронения в порядок, но масштаб их был весьма и весьма скромный: вырубили пятачок кустарника и поставили небольшой деревянный крест. Впрочем, это воинское захоронение чисто «русское», германских солдат на нём изначально не было. И если российским властям оно не интересно, то немцы и вовсе не считают себя обязанными им заниматься.

К сожалению, в Калининградской области по сей день компетентные организации и лица не торопятся выполнять в отношении русских воинов периода Первой мировой войны положения Закона РФ «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества».

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (09-Август-2013)
Просмотров: 296 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]