Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Ленинский проспект в Калининграде

Главная дорога
Пятьдесят лет назад в Пятьдесят лет назад в Калининграде появилась улица № 1 – Ленинский проспект. Думается, сегодня по такому поводу устроили бы грандиозное шоу. А тогда всё прошло совершенно буднично. Накануне 22 апреля 1963 года в нашей газете появилась крохотная заметка, скромно притулившаяся на второй странице. Мол, в ознаменование дня рождения Ленина решено объединить улицы Маяковского и Житомирскую в Ленинский проспект… 
Прусский стиль нам не к лицу Когда в Калининграде определились, наконец, с главной улицей, бывший Кёнигсберг уже почти двадцать лет был нашим. Это, конечно, показательный факт, говорящий о многом. О том, как сильно пострадал город в войну. О том, насколько бедно жила страна. О том, что долго не было уверенности насчёт будущего трофейной земли…
Но вообще первые планы реконструкции возникли ещё в 40-х. И поначалу как штатные идеологи, так и профессиональные архитекторы говорили, что на месте старого нужно построить не просто новый, а совершенно другой город. Вот что 24 июня 1946-го главный архитектор областного отдела коммунального хозяйства П. В. Тимохин писал в докладной записке начальнику управления по гражданским делам Кёнигсбергской области В. А. Борисову: «Одной из главных задач является смена архитектурного облика города. Упрощённо однообразные современные немецкие застройки улиц или причудливо онемеченный модерн, стоящий рядом с наивно затейливой виллой, конечно, оставлены быть не могут, а специфический характер крыш необходимо менять».
А вот фрагмент приказа № 195 управления по делам архитектуры при Совете Министров РСФСР от 13 мая 1948-го: «Нужно при всей скромности средств добиваться решительного преобразования всего характера застройки, чтобы вытравить из неё дух пруссачества и утвердить нашу советскую культуру в архитектурном пейзаже. Нужно преодолеть и вытравить мрачный воинственный дух прусской архитектуры с её чрезмерными формами подслеповатых окон и стен, громоздких островерхих крыш. Вместо него должна прийти лёгкая жизнерадостность форм и приветливость облика».Или возьмём статью архитектора М.Р. Наумова о градостроительном будущем бывшего Кёнигсберга, напечатанную в нашей газете 30 апреля 1949-го. «Центр города застраивался немцами беспланово, варварски, что вообще характерно для капиталистических городов, – утверждал автор. – Здесь много узких улиц, где с трудом проезжал трамвай. На месте зданий пройдут проспекты, зелёные бульвары и скверы».
До основанья. А затем…Короче, даёшь архитектурную революцию! Настроения царили как в той песне:
«Весь мир насилья мы разрушим 
До основанья, а затем 
Мы наш, мы новый мир построим...»
Что же именно революционно настроенные архитекторы думали сделать в Калининграде? Например, наиболее разрушенную центральную часть города всерьёз предлагали оставить в развалинах – как апофеоз войны, как памятник победе над фашизмом. Другой вариант: снести даже то, что уцелело, и застроить сталинскими высотками «как в Москве», изменив прежнюю планировку до неузнаваемости. Причём на месте Королевского замка хотели возвести целый Дворец Советов – ещё более внушительный, нежели нынешний Дом Советов.
Что тут сказать. Такое время было. Только что кончилась страшная война. Всё немецкое у большинства вызывало ненависть. Поставим себя на место тех первых калининградцев – и уже вряд ли захочется их осуждать.
К тому же те жуткие проекты так ведь и остались на бумаге. Не нашлось на них денег. Какой уж там помпезный Дворец Советов, если тогда и просто новых-то зданий почти не возводили. Хорошо, если ремонтировали старые полуразрушенные дома. Как вспоминал первый главный архитектор Калининграда Арсений Максимов, «царил всеобщий дефицит средств, приходилось экономить на всём при восстановлении». В частности, чтобы беречь тепло, закладывали кирпичом «лишние» окна. При этом не забывали о борьбе с «прусским стилем». Выходившие на улицу лестницы убирали внутрь домов. С крыш снимали балюстрады, со стен – барельефы, мемориальные доски и «чужую» геральдику. Выравнивались ризалиты, ниши и пилястры…
Но наряду с нехваткой средств существовала и нематериальная сторона вопроса. Многие были уверены: Восточная Пруссия – трофей на время, вскоре придётся отдавать. Так для чего, точнее, для кого строить, стараться? Для немцев, что ли?
От вокзала к центру
Шли годы, жизнь менялась. И времена настали иные, более либеральные – суровую зиму позднего Сталина сменила хрущёвская оттепель. И пояс, затянутый после войны, мало-помалу отпускали. И в то, что область «отдадут Германии», уже  меньше верили. Значит, пора по-настоящему благоустраивать свой новый дом, Калининград. Однако как? Было решено начинать с центральной части. А остальное, как говорится, приложится. Где сердце города – там и главная транспортная артерия. По словам бывшего директора института «Калининградгражданпроект» Владилена Адрианова, впервые задача «сделать улицу» от вокзала к центру перед проектировщиками была поставлена в конце 50-х.
– Возможности местных строителей в ту пору не выходили за рамки двух-трёхэтажных домов. Был сделан первый проект – цепочка двухэтажных зданий от привокзальной площади до разводного моста возле разрушенной Биржи (впоследствии ДКМ). Специалисты понимали будущую значимость этой улицы и выступили с резкими возражениями против подобного проекта. Было не так просто убедить власти подождать… В чём не сомневались, так это в направлении будущей главной дороги. Одной половиной её должна была стать улица Житомирская. Это сегодня от неё остался лишь «аппендикс». А раньше она простиралась от площади Победы до Преголи. Другая половина нынешнего Ленинского проспекта (от реки до площади Калинина) – это бывшая улица Маяковского.
На словах и на деле К началу 60-х калининградская стройиндустрия «подросла». Появился и новый проект улицы № 1 – уже с домами в пять этажей и девятиэтажными вставками. Но и он, как мы видим сегодня, был реализован далеко не так, как задумывалось.
В местных газетах тогда из номера в номер писали, что «с каждым днём растёт, хорошеет Калининград». А значит, «пройдёт не так уж много времени, и наш город будет по праву гордиться главной магистралью – широким, просторным, озеленённым проспектом, носящим имя великого Ленина».
На словах было красиво. На деле же, расчистив руины, на их месте начали возводить одно за другим типовые жилые здания, которые в народе стали называть «хрущёвками». Особенно невыразительным, провинциальным, уныло-однообразным получился участок от площади Победы до Преголи. Здесь не только так и не возвели высотных вставок, но и дома построили не пяти-, а четырёхэтажные. Что и сами «хрущёвки», и весь район сделало ещё неказистее. Такая вот получилась архитектурная революция.
Исправить сложно, но можно Знающие люди понимали, что это не просто некрасиво, что закладывается архитектурная мина для потомков. Летом 1963-го в Калининград приехали специалисты столичного института «ГИПРОгор». Целые дни они проводили на Ленинском проспекте. Вновь и вновь изучали этот район, советовались с местными коллегами, работниками горисполкома, коммунальщиками, строителями.
Одним из итогов той совместной работы стала программная статья «Ленинский проспект» тогдашнего главного архитектора Калининграда Владимира Ходаковского, которая 17 ноября 1963-го вышла в нашей газете. Учитывая то, в какое время она была написана, и должность её автора, статья – на удивление честная и смелая. И в ней содержался тот диагноз, который ставят Ленинскому проспекту ныне. А именно: главная улица города – «никакая», «весь вид портит».
Однако гораздо больше места в статье было уделено не критике, а тому, как исправить ситуацию. Ходаковский писал: необходимо изменить «силуэт застройки главной улицы города». Он настаивал, что четырёхэтажные «хрущёвки» нужно повысить ещё хотя бы на один этаж. Между ними возвести павильоны, где разместились бы торговые и бытовые учреждения. А в узловых точках улицы он видел дома повышенной этажности, которые «держали» бы пространство.
Новое и старое. Также главный архитектор предлагал перекинуть новый мост через Преголю. Причём обязательно неразводной и высокий, способный пропускать любые речные суда. Правда, Ходаковский планировал построить его не вместо двух разводных немецких мостов (где теперь и проходит первая эстакада), а сделать продолжением улицы Серпуховской. Эта магистраль должна была принять на себя основной транспортный поток. Ленинскому же проспекту отводилась роль «торгового центра и прогулочного бульвара», доступного только для легковых автомобилей.
Два старых моста, расположенных на оси Ленинского проспекта, Ходаковский предлагал не демонтировать, а реконструировать. Он вообще был за то, чтобы сохранить в Калининграде как можно больше из того, что уцелело от Кёнигсберга. Так, уже в ту пору говорил, что здание Кафедрального собора нужно восстановить, превратив его в концертный зал. Рекомендовал главный архитектор властям сохранить и наиболее уцелевшую, западную часть Королевского замка. Он считал, что к приведённым в порядок замковым руинам можно пристроить «управленческое или центральное городское здание типа общенародного клуба с трансформирующимся залом, в котором могут проводиться массовые собрания, митинги, театральные представления, спортивные выступления».
– Из-за замка Владимир Васильевич потом и лишился своей должности, – рассказывал мне спустя много лет Вадим Еремеев, один из старейших и заслуженных архитекторов Калининграда. – От Ходаковского требовали согласия на снос. А он отказывался…
Вместо послесловия
Главная улица города. Или просто Ленпроспект, как мы его часто называем в обиходе. По большому счёту он и сегодня такой же, каким был в начале 60-х.
Однако сейчас в Калининграде опять затевается нечто грандиозное. Вынашивается проект «Сердце города», призванный изменить весь центр. Понятно, что важные изменения будут и на Ленинском проспекте. Какой окажется эта новая архитектурная революция? Поживём – увидим.
Стихи о любимой улице  За столько лет о нашем Ленпроспекте много сказано и написано. Вероятно, и стихи о нём есть хорошие. Просто мне они пока, надо полагать, не попадались. Только пришла на ум гламурная песенка, где в припеве такие слова: «Шагаю навстречу ветру по Ленинскому проспекту». Но едва ли это творчество можно отнести к поэзии. Вообще же наши улицы способны вдохновлять и на другие стихи. Так, тридцать лет назад калининградский поэт Виктор Сысоев написал стихотворение «Улица космонавта». И эти навевающие ностальгию строки наверняка лягут на душу многим жителям Калининграда. 

Красной вывеской неоновой 
Манит путников кафе… 
Здравствуй, улица Леонова – 
Строчка света на канве… 
Пахнет ветром, 
Пахнет хлебом, 
Жёлт автобус, как батон, 
На углу кусочек неба 
Врезан в дымчатый бетон, 
На лазури вспышки окон, 
Вся конструкция легка, 
Видно, строили с намёком, 
Чтоб приветить земляка, 
Встретить радостью и лаской, 
Угостить среди друзей, 
На земле калининградской 
Ты прописан, Алексей. 
Свежий ветер хлещет косо, 
Дрогнет будка спортлото, 
Мы идём в открытый «Космос» 
Не в скафандрах, а в пальто, 
Дамы взвихривают локоны, 
Веселит оркестра звук… 
Вспоминаем: в белом коконе 
Ты открыл наружный люк, 
Выплыл в чёрные глубины, 
Как на ведьминой метле, 
Только – связи пуповиной 
Притороченный к земле. 
Ты рождён с Пространством спорить, 
Путь пробить к иным мирам, 
Видел ты с тарелку – море, 
Нам же плавать по морям… 
Межсезонье – ветер, дождик, 
Синь в зенит вознесена, 
Загляденье для художника 
Прибалтийская весна: 
И смеётся, 
И волнуется, 
И проказит на ходу… 
Мы пройдём по звонким улицам 
И опять разыщем ту, 
Где – пристанищем влюблённых – 
Занебесное кафе… 
Здравствуй, улица Леонова – 
Строчка света на канве! 

Дома на букву «х».  «Хрущёвки». Когда-то большинству они казались дворцами. И получить в одной из них жилплощадь считалось подарком судьбы. Для многих это была первая отдельная квартира в жизни. Предел мечтаний! На кухне, в туалете, ванной – никаких соседей. Изолированная комната (а то и две, и три!). Балкон. Плита. Газовая колонка… 
Особой любовью пользовался шкафчик на кухне под подоконником. Его задняя стенка – стена дома, а в ней – отверстия, сквозь которые поступает воздух с улицы. Такой шкафчик называли «хрущёвским холодильником». Впрочем, почему «называли»? Тысячи калининградцев до сих пор живут с этими «холодильниками». Не говоря о том, что немало горожан, ютящихся в общежитиях и коммуналках, и сегодня были бы рады иметь в собственности хотя бы такое жильё…

Влад РЖЕВСКИЙ  
Калининградская прада 20.04.2013



Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (05-Август-2013)
Просмотров: 286 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]