Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире




Всемирная Информ-Энциклопедия:  Калининградская область в мире

о проекте


Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Кёнигсберга ещё небыло.

За славой и добычей

В 939 году, когда на месте будущего города Кёнигсберг находилось поселение пруссов Твангсте(крестоносцы разрушат его через 300 лет), местный князь доблест­ный Воист Войк решил сыскать славы и богатой добычи в далёкой земле русов.

От викингов из поселения Трусо, которое стояло в устье Вислы, прознал Войк, что на Руси охотно принимают на службу хороших воинов. Сами же русичи славятся храбростью и часто совершают походы в богатые сопредельные царства. Даже известная своей роскошью византийская столицаЦарьград (Константинополь, а ныне - Стамбул) не раз подвергалась их лихим набегам. В общем, перспективы были заманчивые.

Распрощавшись с родичами, Войк отправился в путь. С собой он взял с десяток лучших воинов, среди которых оказался юноша Литтфо, охочий до всяческих приключений. В том же году небольшой отряд пруссов достиг стольного града Киева.

Чужестранцев в Киеве встретили хорошо. Христианство тогда ещё не было в чести в этих землях и язычники русы почитали тех же богов, что и выходцы из далёкой Пруссии. Весь отряд во главе с Войком приняли в дружину князя Игоря, которой руководил воевода Свенельд - из викингов (на Руси их называли варягами).

Жалование положили доброе: Литтфо получал восемь гривен в год. Целое состояние! За одну гривну можно было купить чёлн-струг или боевого коня. Или не менее 20 коров. Неплохо! Тем паче, что питались дружинники бесплатно - столовались у самого князя.

В общем, Литтфо остался крайне доволен службой. Вот только приключений ему недоставало. Заскучал прусс.

Распинали и вбивали гвозди в головы...

В начале лета 941 года праздная жизнь дружины закончилась. Свенфельд собрал воинов и поведал им, что князь Игорь задумал идти на Царьград.

- Лихой предстоит набег! - радовался Войк. - Померимся силами с христианами. Посмотрим, кто сильнее, их Христос или наш Перун!

И пошёл Игорь на греков. Тысячи ладей с воинами спустились вниз по Днепру и двинулись вдоль западного побережья Понтийского (Чёрного) моря на юг. И было разорение великое землям византийским.

- Да поможет нам бог Один! - орал Свенфельд, и, бешено размахивая мечом, бросался на врагов.

- Слава! - подхватывали русы, варяги и пруссы, устремляясь за предводителем.

Все знали, что Свенфельд - берсерг. Перед битвой он умел искусно приводить себя в ярость, в сражении отличался неистовостью и не чувствовал боли. Пощады от него не было никому. Прочие воины старались не отставать от своего вожака.

Как указывали позднее летописи, “пришли русы и попленили землю по Понтийскому морю доИраклии и до Пафлагон­ской земли (ныне северное побережье Турции), и всю Никомидийскую землю (побережье Мраморного моря) попленили, и все дома пожгли. А кого захватили - одних распинали, в других же, перед собой ставя, стреляли из луков, хватали, связывали назад руки и вбивали гвозди в головы. Много же святых церквей предали огню, монастыри и сёла пожгли и захватили немало богатств”.

Греческий огонь

Погрузив награбленное добро в ладьи, воины стали лагерем на берегу удобной бухты. Они готовились идти дальше - на Царьград.

Литтфо прилёг у костра, положив под голову щит - нужно было хорошенько отдохнуть перед решающей схваткой. Но не прошло и получаса, как прусса разбудил сигнал тревоги.

- К бою! - кричали выставленные на холме воины сторожевых постов. - Враг наступает!

К лагерю приближались закованные в латы византийцы. Наспех построившись в “стену” воины Свенельда двинулись навстречу противнику. Впереди, на белом коне ехал сам князь Игорь. В небо взметнулись тысячи стрел, началась жестокая рубка.

К византийцам подходили всё новые отряды, но одолеть русов они смогли только к вечеру. Войско Игоря отступило к лагерю. Теперь спастись можно было только бегством. Воины в спешке прыгали в ладьи - одна за одной они выходили в море. Уже в сумерках ладьи покинули бухту. И тут из-за мыса появились византийские корабли! Русы приготовились к абордажной схватке.

Однако произошло совершенно неожиданное - из огромных труб, установленных на носах византий­ских кораблей, вырвались струи огня. Пламя охватывало одну ладью русов за другой.

- Греческий огонь! - в страхе крикнул Войк и, сбросив доспехи, прыгнул за борт.

Литтфо едва успел последовать за ним. Вынырнув из воды, он услышал страшные крики горевших вместе с ладьями воинов. Но Литтфо и Войку повезло - они сумели выбраться на одну из уцелевших ладей, которая скрылась от византийцев в темноте.

Поутру стали подсчитывать потери: уцелели немногие, но князь Игорь и Свенельд остались в живых. Изрядно потрёпанный отряд поспешил вернуться в Киев.

- Будто молнию небесную имеют греки, - рассказывали дружинники дома. - Пожгли они нас, оттого мы и не одолели их.

Но неугомонный князь Игорь велел готовиться к новому походу против Византии.

За земляной смолой

К войне готовились основательно. Князю Игорю удалось привлечь на свою сторону печенегов, выставивших для похода изрядное войско.

Но этого было мало. Русам не давал покоя греческий огонь. Если бы удалось овладеть его секретом, ситуация могла измениться кардинально.

- Слышал, что Свенельд не пойдёт воевать Царьград? - поделился слухами с Литтфо сдружившийся с ним молодой русич Ярополк. - Князь поручил ему отправиться на Хвалынское море (Каспий). За земляной смолой (нефтью). Без неё грече­ского огня не соорудишь. Наш берсерг набирает отряд. Говорят, на Хвалынском море города богаче Царьграда. Добычу там можно получить знатную!

- Дело хорошее, - загорелся Литтфо. - Заодно и мир посмотреть. Я бы тоже пошёл...

- Замолвлю за тебя слово, - хлопнул приятеля по плечу Ярополк.

Русич слово сдержал. В 943 году Литтфо вместе с тремя тысячами других воинов погрузились в ладьи и под предводительством Свенельда спустились по Днепру в Понтийское море. Далее их путь лежал через море Сурожское (Азовское) в реку Дон. Здесь дружина вошла в пределы Хазарского каганата.

- Хазары нас не тронут, - усмехнулся в усы Свенельд. - После того, как они приняли веру иудейскую, порастеряли удаль молодецкую. Нынче всё больше торгуют. Князь Игорь заплатил им немало и хазары пропустят нас через земли свои.

Так и случилось. Перетащив ладьи волоком из Дона в Волгу, дружина вскоре достигла моря Хвалынского. Пройдя далее на юг, отряд вошёл в реку Кура (современный Азербайджан) и добрался до богатого города Барда.

Прелюбодействовали с женщинами и отроками

Барда был богатый город, находившийся в вассальной зависимости от арабского халифата. Великий азербайджанский поэт того времени Низами (кстати, у русов тогда только-только появилась письменность) так говорил о богатстве Барды:

Там в богатых лугах и под сенью дубрав круглый год благовонье живительных трав, там все птицы краёв этих тёплых. Ну что же... Молока хочешь птичьего? Там оно - тоже.

Навстречу войску Свенельда вышло наспех собранное горожанами ополчение. Русы разбили его наголову и вошли в Барду. Но, вопреки своим обычаям, завоеватели грабить жителей не стали. Перед ними стояла другая задача - подчинить город и получить доступ к земляной смоле (нефти).

- Нет между нами и вами разногласия в вере! - обратились к мусульманам язычники. - На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас - хорошо повиноваться нам!

Однако на призыв откликнулась лишь знать. Большинство жителей не скрывало враждебного отношения к непрошеным гостям. Чтобы подавить зреющую смуту, Свенельд повелел всем покинуть город в три дня. Но уйти решились лишь те, кто имел вьючных животных. Остальные пожалели нажитое добро. А зря. По истечении срока русы большую часть оставшихся перебили. Жизнь сохранили только 10.000 заложников, которых заточили в городскую соборную мечеть. Часть из них разобрала пол в мечети и бежала через тайный подземный ход. Тех, кто не успел это сделать, разъярённые русы убили.

Как засвидетельствовал летописец ибн Мискавейх, русы взяли жён и детей погибших и“прелюбодействовали с женщинами и отроками”.

Тем временем к Барде подошло 30-тысячное войско правителя Азербайджана Марзубана ибн Мухаммеда.

Дурная хворь

Начался штурм города. Раз за разом мусульманские воины бросались на стены, но русы отбивали атаки. И тут пришла другая беда - захватчиков начала косить неизвестная заразная болезнь. Боевой дух русов упал. В крепости они находились уже полгода и конца-края этому видно не было. Свенельду нужно было решать, что делать дальше.

Помог гонец из Киева. Пробравшись в осаждённый город, он сообщил: князь Игорь заключил с Византией выгодный мир. Игорь привёл своё войско на границу Византии на реке Дунай (на этот раз русы благоразумно двигались по суше). На другой стороне реки стояла византий­ская армия. Несколько недель никто не решался начать битву. В конце концов дело решили полюбовно - заключили мир.

Свою роль в уступчивости могущественных византийцев сыграло то, что до них дошли слухи о взятии Барды. Близость русов к земляной смоле произвела на Царь­град неприятное впечатление.

Казнь князя Игоря

Летописцы точно указали имена людей князя Игоря, чьи подписи стояли на мирном договоре:Ивор, Воист Войк, Вуефаст, Святославль, Ших-берн, Моне, Руальд, Свень, Стир, Алдан,Апубексарь, Вузлев, Синко, Борич, Иггивад, Гунастр. Многонациональное воинство.

В общем, Свенельд решил, что миссия выполнена и приказал уходить из города. Оставшиеся в живых дружинники подожгли город и прорвали вражескую осаду. Добравшись до реки они сели в струги и убыли домой.

Масштабы разрушений оценил поэт Низами:

Но Барда ниспровергнута. Ветра рука. Унесла из неё и парчу, и шелка. В ней осыпались розы, пылавшие ало, в ней не стало нарциссов, гранатов не стало. Устремляясь к её рощам, войдя в её дол, ты бы только щепу да осколки нашёл.

Разорвали на части

Обратный путь обошёлся без приключений. В 945 году Литтфо и его друзья уже были в Киеве. Добычу они с собой не привезли - слава Перуну, в живых остались.

Литтфо решил, что приключений ему хватит на всю оставшуюся жизнь и засобирался домой. А тут ещё в землях Киевской Руси началась великая смута. Славянское племя древлян отказалось платить князю Игорю дань. А когда князь лично приехал для переговоров с бунтовщиками, его схватили, привязали за руки, за ноги к двум согнутым берёзам да и отпустили. Игоря разорвало пополам. Безутешная вдова Ольга принялась собирать дружину в поход - отомстить за мужа.

Но Литтфо в этом предприятии уже не участвовал. Он скакал к берегам родной Преголи. В кошельке прусса весело звенела добрая горсть золотых гривен, а на голове сиял богатый шлем - подарок самого Свенельда.

В Твангсте Литтфо обзавёлся молодой женой, но вкусить спокойной жизни ему было не суждено. В 950 году на Самбию напали викинги Хакона, сына датского конунга Харальда Синезубого. Дабы у воинов не было соблазна бежать, Хакон перед битвой приказал сжечь все ладьи. В жестоком сражении пришельцы одержали верх.

Литтфо погиб. Его похоронили неподалёку от Твангсте. Вместе с оружием и любимым шлемом киевской работы - подарком варяга Свенельда.

А. Захаров

Из сайта Новые Колеса Игоря Рудникова.

21.02.2013 |НК №331| http://www.rudnikov.com/


Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (29-Июля-2013)
Просмотров: 520 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]