Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире




Всемирная Информ-Энциклопедия:  Калининградская область в мире

о проекте


Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Кёнигсберг и французы

Сегодня, “гуляя” по Кёнигсбергу вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным,мы “берем французский след”.

- Французы в Кёнигсберге “наследили” изрядно, -говорит Николай. - Так, до конца 70-х годов прошлого века в калининградских справочниках значилась Французская улица, переименованная в Смолен­скую, но реально давно уже не существующая. Исконным названием своим она была обязана французским протестантам, поселившимся в 1633 году на Бурггассе (в Замковом переулке).

На родине в это время гугенотам приходилось нелегко: их преследовали католики. Те, кто не хотел предавать свою веру, но и не собирался становиться мучеником, эмигрировали. Большей частью - в Восточную Пруссию. И селились плотно, этакими колониями. Так что вскоре маленький переулочек был продолжен и расширен с обоих концов. А в 1686 году здесь поселились еще 350 французских изгнанников, после чего улица в народе стала именоваться Французской, а в 1811-м название приобрело статус официального.

Кстати, именно на этой улице, в доме №25, в 1776 году родился Э.Т.А. Гофман. В 1922 году на стене дома в честь великого немецкого романтика была установлена бронзовая памятная доска с рельефным изображением Гофмана работы известного скульптора Станислауса Кауэра.

Оккупация Кёнигсберга армией Наполеона, 1807 год

Неподалеку от Французской улицы жила и Дора Хатт, очаровательная жена виноторговца, которой семнадцатилетний Гофман, студент Альбертины, давал уроки музыки... С нею вместе Гофман постигал и “науку страсти нежной”, да так не по-немецки пылко, что вскоре слухи об их “скандальной” связи поползли по соседним домам, а затем стали предметом самого широкого обсуждения среди кенигсбергских обывателей. Тогда-то на семейном совете и было решено сослать”возмутителя общественного спокойствия” в силезский город Глогау, к дяде Иоганну Людвигу, советнику верховного суда... Благо, Гофман успел сдать экзамен по юриспруденции и стать судебным следователем при кенигсбергском окружном управлении. Впрочем, это уже совсем другая история.

Французская улица, 1850 год

...А Французская улица превратилась в руины в августе 1944-го, во время печально знаменитой бомбардировки Кёнигсберга английской авиацией. Сейчас на ее месте - сквер с часами на берегу Нижнего пруда.

Еще один стертый “французский след” - Французская реформистская церковь, построенная в 1733-1736-х годах на Кенигштрассе (ныне улица Фрунзе) для французских беженцев. Изящная постройка в стиле рококо представляла собой вытянутый в длину десятиугольник, с оштукатуренными стенами и легкой высокой башенкой.

Проповеди здесь читались на французском языке - кроме четвертого воскресенья каждого месяца, когда на кафедру поднимался немецкий проповедник.

Кстати, присутствие в Кёнигсберге французской общины позволило городу сэкономить 8 миллионов франков: в 1807 году проповедник Ла Канал и коммерческий советник Прин добились от Наполеона в Тильзите существенной скидки военной контрибуции. (Выплачивая 12 миллионов франков вместо 20, городские власти взяли деньги у кёнигсбергского купечества под долговые расписки. Долги погашались вплоть до первой мировой войны! Искушения сказать купцам и их наследникам: “Всем спасибо, все свободны” - у немецких чиновников как-то вот не возникло.)

Кенигсбергская обсерватория, 1850 год

Во время налета английской авиации церковь сильно пострадала. Досталось ей и в ходе штурма Кёнигсберга. Окончательно здание было разрушено в конце 50-х годов. Сейчас на его месте - автостоянка перед Домом быта на ул. Фрунзе.

...Особая тема - Наполеон в Кёнигсберге.

Историки написали сотни монографий, посвященных наполеоновским войнам в Восточной Пруссии. А романист типа Дюма-отца мог бы создать не один десяток остросюжетных произведений.

Скажем, о том, что российский император Александр I, познакомившись с супругой Фридриха Вильгельма III королевой Луизой, проникся к ней такой глубокой симпатией, что стремился встречаться снова и снова.... Пруссию он перестал воспринимать как одно из государств на карте Европы, он видел в ней страну, которой правит дорогая ему особа... Со всеми вытекающими последствиями - в первую очередь, для России.

Переговоры генералов Йорка и Дибича, 1812 год

Кстати, на Наполеона Луиза никакого впечатления не произвела. Хотя Фридрих Вильгельм, зная, насколько корсиканец неравнодушен к красивым женщинам, вызвал в Тильзит свою супругу. Она, будучи в это время очень больна, послушно прибыла из Мемеля в Пиктупенен и терпеливо ожидала аудиенции у Наполеона, живя в простой крестьянской избе. Наполеон принял ее накануне заключения Тильзитского мира, а потом писал в Париж Жозефине: “Прусская королева действительно очаровательна, она кокетничает со мной, но не ревнуй: я как ткань, натертая воском, по мне все это лишь скользит”.

...Известно, что Наполеон жил в Кёнигсбергском(королевском) замке с 10 по 13 июля 1807 года. Он осматривал город, гавань и войска, расположенные перед восточными воротами города.

Во второй раз Наполеон прибыл в столицу Восточной Пруссии 12 июня 1812 года. Сначала он планировал поселиться в усадьбе в Хуфене, где в летние месяцы 1808 и 1809 годов жила прусская королевская семья. Однако посланный “на разведку” мамелюк по имени Рустам счел этот дом недостойным своего императора и написал мелом на двери: “Слишком жалкое жилище для короля” (сейчас на месте имения Луизенваль - молельный дом одной из расплодившихся в Калининграде сект).

Солдаты армии Наполеона

Наполеон поселился в замке. На другое утро он принимал чиновников из прусских органов власти, генералов и верхушку купечества. Выслушав внутри Замкового двора музыкальную композицию, исполенную для него оркестрантами замка, он отправился к Королевским воротам. Оттуда верхом на лошади проехал вдоль вала, опоясывавшего северную часть города. Затем осмотрел место, где в 1811 году был один из самых крупных в Европе пожаров (горели складские помещения), и проплыл на лодке до Лицента (места расположения таможни).

Посетил он и место строительства Кёнигсбергской обсерватории, где изрек “историческую” фразу: “Мой Бог, у короля Пруссии есть еще время думать о таких вещах?!”

15 июня Наполеон произвел осмотр саксонских и вестфальских подразделений и полевой хлебопекарни перед Фридландскими воротами. А 16 июня, в два часа пополудни, он отправился на восток, навстречу своему концу.

...Кёнигсберг оставался для французов перевалочным пунктом. Прусских солдат в городе не было, приказы отдавали французские офицеры. Обербургомистр Хайдеманн и правительственный директор Фрай с огромным трудом выполняли требования о поставках муки, мяса, водки, о создании лазаретов и складов, о предоставлении повозок с лошадьми и извозчиками...

Наполеон твердо придерживался правила: все расходы по содержанию армии победителей перекладывались на побежденных. Сохранились сотни квитанций, подтверждающих, что прусские ремесленники и купцы добросовестно выполняли все условия (те из них, кто еще помнил русское правление в Семилетнюю войну, только вздыхали, настолько разными были условия для побежденных тогда - и при Наполеоне).

Французская реформистская церковь, 1897 год

Например, аптекарь Керн только по одному счету поставил во французскую армию вино (белое, портер, рейнское, мускатное), ром, шампанское, табак, сахар, кофе, чай, лимоны, мускатные орехи, миндаль, шоколад, изюм, корицу, сливы, пряности, сыр, селедку... На сумму 724 талера 14 грошей. В этот же день он сдал во французский лазарет медикаменты: камфару, спирт, порошок алоэ и т.д., и т.п. (перечень на трех листах) еще на 125 талеров 58 грошей. Плюс передал французскому интенданту в счет реквизиции двух лошадей и двух быков.

Другой купец поставил для нужд французских солдат десятки кусков тонкого сукна, черного шелка, белого полотна, 11 больших шелковых платков и т.д., и т.п. - на сумму 2.341 талер 25 грошей. Ущерб, нанесенный Восточной Пруссии французской оккупацией, составлял от 30 до 40 миллионов талеров в год!

Но... шампанское, шоколад, мускатные орехи и шелковые платки, к которым так привыкли наполеоновские солдаты и офицеры, покорившие почти всю Европу, в далекой России оказались им нужны как зайцу стоп-сигнал. И примерно так же полезны.

Начало Французской улицы в Кёнигсберге, 1930 год

В конце ноября 1812 года в Кёнигсберге распространились слухи о трудностях, которые испытывает в холодной Московии Великая армия, а в декабре появились и первые беженцы. Мюрат и Ней, прибывшие в Кёнигсберг перед Рождеством, предприняли попытку создать боеспособную армию из остатков разбитых дивизий, чтобы закрепиться зимой на линии Немана. Однако 30 декабря 1812 года прусский генерал Йорк, действуя вопреки воле своего короля, заключил в Таураге договор с русским генералом Дибичем о нейтрализации прусского корпуса.

Французская улица, 1944 год

Русские войска стремительно наступали... Наполеоновский генерал Макдональд, чей корпус почти не пострадал, вернулся в Кёнигсберг. В ночь с 4 на 5 января 1813 года французы покинули город, стремясь захватить с собой как можно больше запасов. Зато оставив на попечении кёнигсбержцев 10.000 больных и раненых. Уже в полночь к Королевскому замку прискакали казаки. А в полдень 5-го января в Кёнигсберг вступил весь русский корпус Витгенштейна. Жители города приветствовали его криками“Виват!” “Кричали женщины “ура” и в воздух чепчики бросали!...”

...Французский полевой госпиталь располагался с южной стороны старых Штайндаммских ворот. Солдат и офицеров, умерших от ран и болезней, хоронили не на кладбище (т.к. они не были лютеранами) и не на городской земле, за которую нужно было бы платить, а в пятнадцати ямах, расположенных на земляном валу Первых оборонительных укреплений.

Возвращение армии Наполеона из России в Кёнигсберг, 1812 год

При начале строительных работ (имеется в виду подготовка к сооружению торгового центра “Европа” возле кинотеатра “Россия”) археологами (которые по закону должны предварять раскопками любые работы на территории исторического центра города) случайно было обнаружено двадцать скелетов. Предположили, что это немцы, умершие в 1945-1948 годах: вещей при них не было, но затесался немецкий штык-нож.

ул. Смоленская (бывшая Французская), 1948 год

Однако чуть позже, когда экскаватор(шедший за археологами буквально по пятам) зацепил еще несколько ям и обнаружились новые скелеты, кто-то обратил внимание на то, что зубы у них в очень хорошем состоянии, без пломб. И вообще - при жизни это были люди явно молодые. А уже когда была найдена пуговица с французскими орлами, стало ясно: это - останки солдат и офицеров Великой армии Наполеона.

Отправились к Берлинскому мосту, куда уже был вывезен первый отвал. Там собрали еще скелетов двадцать-тридцать. Участок оградили, вызвали французских археологов. Приехали Терри Ветте и Катрин Веджете (она принимала участие в раскопках на территории Вильнюса, где были вскрыты аналогичные могилы). Антропологи работали не торопясь. Наши над ними подтрунивали: мол, будете копаться, экскаватор мигом решит все вопросы.

Впрочем, с работой, на которую по европейским меркам потребовалось бы минимум месяцев восемь, справились недели за три.

Вступление русской армии в Кенигсберг, январь 1813 года

Французы исследовали две ямы и уехали. А буквально в следующей был найден настоящий сюрприз для униформиста: смятый кивер бойца вестфальского полка (этот полк находился в подчинении брата Наполеона Джерома). Потрясающая находка! В Европе подлинных, не реконструированных киверов времен наполеоновских войн всего штук сто. Так что в нашем историко-художественном музее теперь будет редкий экспонат (если, конечно, новый директор и впрямь не сочтет основным направлением своей деятельности “устранение восточно-прусского крена” в экспозиции. О чем он заявил недавно, - прим. авт.).

Археологические работы Самбийской экспедиции на месте захоронения солдат армии Наполеона (стройплощадка “Европа-центра” у кинотеатра “Россия”). Лето 2006 года

Из вещей вообще было найдено не так уж много: несколько пар ботинок, сапоги... Кремни и пули никто даже не считал. Пуговицы - исчислялись сотнями. В одном из солдатских отвалов были, очевидно, захоронены и офицеры: обнаружилась золотая монета достоинством 20 франков, 1811 года, рядом - пятифранковая серебряная монета 1812 года, пара стертых монет эпохи революции.

В каждой яме было захоронено по сорок человек (от 2 до 4 рядов). В трех ямах обнаружились гробы. Сначала думали, что это офицеры. Даже удивились - с чего бы это вдруг? Офицеров вроде особо не выделяли.

...В гробах оказались молоденькие девушки. Судя по состоянию костей, им было лет по двадцать. Скорее всего, сестры милосердия, умершие, как и большинство их пациентов, от эпидемии тифа. Всего погребено было более тысячи человек.

А в самой последней яме археологов ждал сюрприз в духе фильма “Мумия возвращается”... или страшилок про египетские пирамиды... Сняли первый ряд скелетов (отметив, что они в очень хорошем состоянии), пошли вглубь... и начали кашлять... Оказалось: остальные ряды трупов пересыпаны негашеной известью. Струхнули здорово: не холеру ли, не чуму ль подцепили?!

Наполеон на месте битвы при Прейсиш-Эйлау, 1807 год

Пригласили антрополога, специализирующегося на гражданских захоронениях, он исследовал объект и успокоил копателей: французы умерли от тифа.

...На сегодняшний день строительство продолжается, но раскопки закончены. Каждый скелет упакован в отдельный мешок. Археологи обрабатывают найденные экспонаты, составляют научную документацию. Осенью еще раз приедут французские коллеги. Перезахоронение будет произведено обязательно.

Французская улица, 1935 год

Не исключается возможность установки памятного знака. Возможно, он будет символизировать не только “наполеоновский” след - ведь на территории Кёнигсберга в годы второй мировой войны содержались сотни французских военнопленных, а в восточно-прусской операции принимал участие знаменитый французский авиаполк “Нормандия-Неман”.

- Кстати, мой отец, - говорит Николай, - был воспитанником и ординарцем командира батальона аэродромного обеспечения дивизии в 1-й воздушной армии, куда входили “Нормандия-Неман” и один из советских полков. Из “политеса” по отношению к “буржуям” он говорил французским летчикам “господин”, после чего те дико обижались. Все они были республиканцами, и даже потомственному аристократу нужно было говорить: “Мой лейтенант” (капитан и т.д.).

...Ну а наши “прогулки” по городу - продолжаются. Маршрутов много, и далеко не все еще изведаны.

 

Наполеон, Александр I, Фридрих Вильгельм III и королева Луиза в Тильзите, 1807 год

Скелеты солдат наполеоновской армии

Д. Якшина

Из сайта Новые Колеса Игоря Рудникова.

31.08.2006 |НК №2| http://www.rudnikov.com/

 

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (29-Июля-2013)
Просмотров: 827 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]