Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Карибский кризис и калининградцы

Ничего не знали, верили и ждали

Карибский кризис стал испытанием не только для тех, кто был тогда на Острове Свободы. Полвека назад немало наших земляков-военных оказалось в рядах защитников Кубинской революции. К 50-летию противостояния СССР и США из-за Кубы мы уже рассказывали о том, каково пришлось там калининградцам (см. очерк «В плену на Острове Свободы» в номерах за 20, 27 октября, 3 ноября или на сайте www.kaliningradka.ru). А сегодня давайте взглянем на события тех далёких дней, так сказать, с другой стороны. 

Затянувшаяся тревога 

В числе прочих советских воинских частей в 1962 году на Кубу было решено перебросить 759-й минно-торпедный полк авиации Балтийского флота, базировавшийся в Храброво. В июле здесь по тревоге собрали лётно-технический состав. Пришлось срочно вернуться даже тем, кто только что уехал в отпуск. Одним из военных авиаторов, неожиданно перешедших тогда в Храброво на казарменное положение, был старший лейтенант техник Андрей Борисов. Дома в посёлке его остались ждать жена Наталья с маленьким сыном. – Тревоги бывали и раньше, – вспоминает Наталья Сергеевна, – однако в тот раз мы, жёны офицеров, почему-то сразу почувствовали: происходит что-то необычное. 

День, другой, третий… Мужья по-прежнему безвылазно в части, увидеться с ними нельзя. И когда будет отбой этой затянувшейся тревоги, никто не в курсе. Мало-помалу стало известно, что полк отправляется куда-то в длительную командировку. Причём самолёты, бомбардировщики Ил-28, готовя к перевозке, стали разбирать. 

Разборка этакой махины – трудоёмкая, непростая операция. А ведь потом на новом месте бомбардировщики надо будет собрать. К чему такие сложности, если можно без проблем доставить целиком? Ответ один – какая-то чрезвычайная секретность. 

Командировка на войну? 

Сейчас подобная ситуация вряд ли возможна. С одной стороны, сложнее стало хранить в тайне информацию – не успеешь оглянуться, как уже кто-нибудь всё «слил» в интернет. А с другой стороны, едва ли родственники нынче смирились бы с тем, что им не говорят даже о том, каков «адрес» спецкомандировки. Сразу бы устроили шум в СМИ. Тогда же всё было иначе. Другая страна, другое время, другие люди. Служивых подняли по тревоге, и они, взяв всегда собранный «тревожный чемоданчик», ушли в неизвестность. А жёны военнослужащих – народ особенный, привыкший к житейским неурядицам, терпеливо ждали, надеясь на лучшее… 

Правда, узнав, что самолёты разбирают, заволновались не на шутку. Даже далёким от военных дел гражданским лицам стало понятно: дело пахнет керосином. Ради учений не стали бы так шифроваться. Так что, война ожидается?!.. Разгоравшуюся в посёлке тревогу за мужей гасил замполит Евлампиев. 

– К сожалению, не помню имени-отчества нашего замполита, – говорит Борисова. – А между собой мы его тогда стали называть «отец Евлампий». Добрый, отзывчивый, он нашёл какие-то правильные слова, благодаря ему мы смогли спокойнее относиться к происходящему. 

Четыре часа – словно миг 

Так прошёл июль, за ним – август. Окольными путями узнавали о том, что разобранные и упакованные бомбардировщики начали переправлять в Балтийск, где грузили на транспортные суда. А в конце сентября по посёлку пронёсся слух: сегодня и лётно-технический состав туда уедет. Поздно вечером жёны увидели издалека уезжающую в темноту вереницу автобусов… Тут Борисова с двумя подругами и решились на отчаянный шаг – прорываться в Балтийск.  Сегодня его может посетить любой желающий. Тогда же там было строго. На заставе при въезде наших путешественниц завернули – не имелось никаких оснований, чтобы пускать их в режимный город-порт, где находится военно-морская база Балтийского флота. 

Женщины стали уговаривать, просить войти в положение. В итоге на заставе прониклись и направили троицу к коменданту. Мол, на его усмотрение. Комендант, конечно, сильно удивился неожиданным визитёрам. Но, вникнув в суть, тоже пошёл навстречу. Доставил в гостиницу «Золотой якорь», в комнатку на третьем этаже. А потом туда пришли вызванные мужья – их отпустили с судна всего на четыре часа. 

– Как же они все изменились за эти месяцы, – вздыхает Наталья Сергеевна. – Усталые, исхудавшие, в затёртых комбинезонах… 

Отпущенное на свидание время незаметно пролетело в разговорах. Однако на главный вопрос – «Куда вас посылают?» – ответа по-прежнему не было. 

Привет от Федьки Кострова 

В общем, хоть и повидались, домой возвращались в тяжёлых чувствах. Между тем из Балтийска уже вышел первый транспорт с разобранными Ил-28. Заметим, находившихся на борту авиаторов переодели в цивильную одежду и приказали им, если что, изображать из себя… туристов. При этом они были всё ещё как в той сказке: пойди туда, не знаю куда. Хранившийся у капитана пакет с дальнейшими указаниями вскрыть можно было, лишь когда судно доберётся до Атлантики. Наконец, вскрыли, а там: курс – на Кубу, документ по прочтении сжечь… 

Вернувшихся из Балтийска подруг в Храброво встретили почти как парламентёров. Одолевали вопросами типа: «А про моего-то Василия хоть что-нибудь узнали?» Требовали пересказывать разговор снова и снова. 

Опустела воинская часть, пустел и посёлок. Многие решали на время уехать к родственникам в другие города и веси. Стало непривычно тихо, по вечерам – всё больше тёмных окон в домах… 

Те, кто оставался, стали ещё дружнее. Часто собирались у кого-нибудь. Телевизоров тогда ни у кого из них ещё не было, на всех – один радиоприёмник. Порой ловили «вражеские голоса», где много говорилось о взрывоопасной ситуации в Карибском регионе. Всё больше писали об этом и советские газеты. В общем, уже догадывались, куда послали мужей. А потом один из них сумел передать с борта судна весточку супруге. И в конце делового сообщения передал «привет от Федьки Кострова». Благодаря этой незамысловатой «военной хитрости» последние сомнения отпали. «Федькой Костровым» в те времена в народе в шутку называли кубинского лидера Фиделя Кастро. 

Домой вернулся с сединой Нелегко приходилось нашим землякам на Острове Свободы. Но несладко было и тем, кто ждал их на родине. С каждым днём напряжение вокруг Кубы нарастало. Самые тяжёлые дни были в конце октября. Казалось, Карибский кризис неминуемо разрешится войной… 

К счастью, буквально в последний момент возобладал здравый смысл. Президент Кеннеди обещал оставить Кубу в покое, а Хрущёв дал слово вывести оттуда советский контингент. И в первую очередь – ракеты и самолёты. Так что авиаторам повезло. Многим другим пришлось провести на кубинской земле по году и более. А наши Ил-28 уже в декабре 1962-го были опять разобраны, упакованы в контейнеры и погружены на суда. И – прощай, Куба! 

Хоть до войны дело тогда и не дошло, без смертей на Острове Свободы не обошлось. Так, навсегда остался там воздушный стрелок-радист Владимир Сухомлин. 

– Сыграло свою роль нервное напряжение, мы ведь ждали в любой момент провокации, а то и нападения, – рассказывал мне полковник в отставке лётчик Владимир Кондрашов, возглавляющий Кубинскую секцию в Калининградской организации воинов-интернационалистов. – Освещение было выключено, часовой не видел, кто приближается. Он окликнул подходившего и, не расслышав ответа, открыл по Володе Сухомлину огонь на поражение… 

Старший лейтенант Борисов благополучно вернулся. Вот как раз в эти дни, ровно полвека назад. Многие «кубинцы» приезжали с сувенирами. Борисов на память привёз лишь несколько открыток с местными видами да первую седину. На Кубе он хорошо зарекомендовал себя. И уже в 1964-м его вновь направили за рубеж – на сей раз в Индонезию. Впрочем, это другая история. Да и как её рассказать без самого героя? А его уж давно нет с нами. Андрей Иванович ушёл из жизни, когда ему было всего пятьдесят… 


Влад РЖЕВСКИЙ     

Калининградская прада 28.01.2013


Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (05-Август-2013)
Просмотров: 268 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]