Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Калининградский драмтеатр: столетнее здание

Слон в подвязках30.10.2013

Крыша для Мельпомены

Влад РЖЕВСКИЙ

60 лет назад было принято решение о строительстве в Калининграде театра. 1953 год. Бывший Кёнигсберг ещё в руинах, людям жить негде, всего не хватает. И вдруг – театр. Конечно, многие возмущались: не до жиру, быть бы живу! Однако победило иное мнение: красота требует жертв.

Не хлебом единым
 

Когда говорят пушки, музы молчат. Но рано или поздно орудия затихают. И тогда вновь становятся слышны звуки мирной жизни.

Правда, хоть пушки и умолкли, на истерзанной войной земле «неметчины» большинству, казалось, действительно было не до муз. Ведь не жили – выживали. Однако умные головы понимали: в такие времена особенно важна культура. Потому что не хлебом единым жив человек. А уж советский гражданин – тем более.
 

Так что в разрушенном янтарном крае не только восстанавливали заводы, латали дороги, налаживали быт. Открывались школы, библиотеки, кинотеатры. А потом очередь дошла и до театра.

Время снимать погоны
 

Вообще новая театральная жизнь началась уже вскоре после войны. 30 сентября 1945 года в тогда ещё Кёнигсберге открылся Театр Красной Армии. В 1946-м РККА переименовали в Советскую Армию. Соответственно переименовали и калининградский театр. Но он всё равно оставался специфическим учреждением культуры «в погонах». А городу требовался классический театр.

Вот в 1947-м в Москве и решено было направить в Калининград труппу, сформированную из молодых артистов, только что окончивших Государственный институт театрального искусства имени Луначарского. 37 актёров плюс технический персонал, всего полторы сотни человек. А разместиться этот новый русский драматический театр должен был как раз в том здании, где ранее располагался армейский храм Мельпомены.
 

Дом этот, к слову, сохранился. Его нынешний адрес: Советский проспект, 184. Теперь там находится ОРТПЦ – областной радиотелевизионный передающий центр.

Отступали вместе
с батареями

 

Бывшая Восточная Пруссия первое время была особым военным округом. Люди в погонах чувствовали себя здесь хозяевами. И когда создаваемые в молодой области гражданские органы власти стали расправлять плечи, нередко возникали конфликты.

Вот и тут без негатива не обошлось. Отступая с «позиций» на Советском проспекте, военные вывезли из здания всё, что было можно. После чего ещё и отопительную систему взялись разбирать. Короче, вокруг театра разыгралась сущая драма. Главе обкома даже пришлось отбить в Ригу телеграмму командующему Прибалтийским военным округом. Мол, прошу передать здание, а также вернуть вывезенное оборудование и имущество…
 

В итоге всё разрешилось. Новые хозяева въехали, стали обживаться, репетировать. Будучи ещё в Москве, труппа подготовила семь спектаклей. Для всех постановок в столице были сделаны декорации и костюмы, которые привезли с собой. В арсенале имелись спектакли по Горькому, Островскому, Толстому.

Однако начали всё же не с классики, а с военной драмы Константина Симонова «Парень из нашего города». Этот спектакль и был показан 21 октября 1947 года. Первые зрители, истосковавшиеся по искусству, приняли ту постановку на «ура». Она же была показана 6 ноября, в день официального открытия областного драматического театра.
 

Мы бродячие артисты…

Как водится, на торжестве говорилось, что у театра появился свой дом. Тем не менее все понимали, что эта крыша над головой – лишь временное пристанище. Нужно было искать другое здание, более подходящее для театра и расположенное в центре, а не на отшибе.
 

Шло время, но «временные трудности» продолжались. Так, 65 лет назад театр открыл уже свой второй сезон. Премьерный спектакль «Машенька» публике понравился. Однако при этом было много нюансов, которые портили зрителям настроение.

В конец Советского проспекта по-прежнему трудно было добраться. Окрестности и вход в театр не освещались. На встречу с прекрасным люди шли почти на ощупь, спотыкаясь и наступая в глубокие лужи.
 

Внутри оказалось ненамного теплее, чем на улице. Котельная театра была подключена к водопроводной сети всего за полчаса до подъёма занавеса. А в буфете не нашлось не то что столиков – даже стаканов…

Впрочем, убогий буфет, где за неимением других напитков пили пиво «из горла» и стоя, – дело десятое. Куда большую тревогу вызывало то, что сам «очаг культуры» едва тлел. У себя почти не играли, назначенные спектакли часто отменялись. То из-за холода в зале, то из-за отсутствия электричества. Так что в основном работали на выезде, где придётся, на ещё менее приспособленных сценах.
 

Театральный коллектив превращался в какой-то бродячий цирк, колесивший по области. Не мудрено, что многие артисты уезжали в другие города. В Калининграде они не видели перспектив, не хватало сил терпеть творческие и бытовые неурядицы.

На Бассейной остановка
 

Весной 1949 года «драма» наконец получила новый дом на улице Бассейной (потом в этом здании будет располагаться студия областного телевидения, затем – Музыкальный театр). Однако сразу перебраться в бывший клуб торговых моряков было невозможно. Там помимо ремонта требовалась серьёзная реконструкция.

Если верить местной печати, к новому храму Мельпомены было особое внимание, работы велись «с напряжением». Несмотря на это, объект был готов только через год. И пока шла реконструкция, труппа ютилась в нынешнем Доме офицеров.
 

Открытие первого сезона на Бассейной состоялось 23 сентября 1950-го. Новую жизнь на новом месте начали с премьеры по пьесе Бориса Лавренёва «Голос Америки».

На Бассейной и коллективу театра, и зрителям было комфортнее. И добираться сюда было проще.
 

Вместе с тем опять-таки было ясно, что новый дом – тоже временное пристанище. И пора, наконец, решать этот вопрос. Хватит уже гонять театр по приспособленным помещениям. Когда же дойдут руки до самого подходящего объекта – неплохо сохранившегося здания бывшего немецкого театра напротив памятника Шиллеру?

Новый театр
на старом месте

 

Справедливости ради надо сказать, что взяться за эти развалины местные власти хотели ещё в 1947 году, когда и началось создание областного театра. Однако выбить средства на дорогостоящее строительство никак не удавалось.

Дело сдвинулось лишь в 1952-м, когда Калининград, заручившись поддержкой в столице, выдвинул предложение строить новый театр «всем миром». Сегодня с помощью средств дольщиков возводят жилые дома. А тогда в роли дольщиков выступил целый ряд союзных министерств и примкнувший к ним Совет Министров РСФСР.
 

Кто-то выделял миллион «тех ещё» рублей, кто-то – два, а кто-то – все четыре. Конечно, эти деньги могли пойти на строительство жилых домов. Но – затягивали потуже пояса, отдавая средства на ту самую красоту, которая требует жертв.

В Московском институте «Гипротеатр» началась работа над проектом. К осени 1953-го он был готов. И в эти дни 60 лет назад архитектор Пётр Кухтенков приехал в Калининград, чтобы представить свою работу.
 

Как подчёркивал архитектор, «новое театральное здание будет и по внешнему облику, и по внутреннему оборудованию коренным образом отличаться от старого немецкого сооружения». Проект успешно прошёл согласование в области и был направлен на утверждение в Министерство культуры СССР. А уже вскоре началась реконструкция.

Сам процесс, правда, шёл медленно, растянувшись на шесть лет. И что-то по ходу меняли, от каких-то «излишеств» вовсе отказались. В частности, обошлись без скульптур, которые планировалось установить по бокам от входа и на портике фасада.
 

За далью – даль

Как тогда было принято, открытие театра приурочили к дате. А именно – к 90-летию со дня рождения Ленина.
 

Так что 22 апреля 1960 года сначала состоялось торжественное заседание, посвящённое юбилею Владимира Ильича. А затем был показан первый спектакль. Для премьеры выбрали пьесу Николая Вирты «Дали неоглядные».

С той поры минуло уже более полувека. Коллектив нашей «драмы» считается одним из лучших среди провинциальных театров. А театральное здание – одно из самых красивых в Калининграде.
 

Разве не правы оказались те, кто когда-то настоял: красота требует жертв?

 

08.11.2013

Слон в подвязках

Андрей ШУБИН

Здание Калининградского драмтеатра оставляет противоречивые впечатления. На днях Калининградский драматический театр отпраздновал свой очередной день рождения. Этому событию были посвящены публикации в СМИ (в том числе в «Калининградской правде»). В них рассказывалось о первой труппе, первом спектакле, первом успехе, первом доме для артистов, который находился на Советском проспекте, 184. 

Представляется, что есть повод уделить немного внимания и нынешнему зданию театра. Тем более что в прошлом году (конкретно – 23 августа) ему исполнилось сто лет. Юбилей этот прошел практически незамеченным. И это, в общем, неудивительно.
 В советское время сооружение было настолько основательно переделано, что, восстань сейчас из гроба построивший в 1912 году «Луизентеатр» Отто Вальтер Куккук (1871 - 1942), он ни за что бы не узнал свое творение. 
 

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что достаточно серьезной перестройке театр был подвергнут еще в 20-х годах прошлого века. Поначалу его обновили, пытаясь приспособить под комическую оперу, а потом, когда предприятие было признано нерентабельным, архитектор Оскар Кауфманн сделал еще один апргрейд, после чего в здании разместился успешный «Новый драматический театр». 

«На его сцене постоянно выступал гениальный актер экспрессионистического поколения, кёнигсбержец Пауль Вегенер (исполнитель роли доктора Каллигари в одноименном фильме), - пишет в одной из своих работ известный искусствовед Иван Чечот. - На фасаде театра имелась надпись-цитата из Шиллера, которую выбрал замечательный деятель культуры и образования Пауль Штеттинер (он покончил жизнь самоубийством в 1941 г., отказавшись носить желтую звезду). Слова поэта гласили: «Вечно юной бывает только фантазия - Ewig jung ist nur die Phantasie». Возможно, как раз фантазии и не хватило при восстановлении здания после войны. Ведь то, что получилось (реконструкция завершилась в 1960 году), можно увидеть практически в любом более-менее крупном городе страны. Если набить в Яндексе или в Гугле словосочетание «областной драматический театр», то поисковики сразу выдадут десятки фотографий очень похожих строений. Впрочем, автора проекта архитектора Кухтенкова вряд ли можно обвинить в том, что он искал легких путей и бездумно копировал уже имеющиеся образцы. Надо полагать, появление огромных колонн на здании во многом было обусловлено наличием похожих на стоящем рядом штабе Балтфлота.
 

Однако там массивные колонны выглядят органично и не тяжеловесно. Возможно, такое впечатление создается за счет того, что колонны увенчаны ионическими капителями. В случае драмтеатра использованы более пышные коринфские. Надо полагать, это было сделано для того, чтобы придать зданию некую легкость. Если так, то задача, на мой взгляд, в полной мере выполнена не была. Всякий раз, глядя на драмтеатр, представляю слоновьи ноги, на которые какой-то шутник нацепил ажурные подвязки…

Впрочем, о вкусах не спорят. Вот, например, тот же Иван Чечот уверен, что здание областного театра в Калининграде получилось вполне себе удачным. «Это сталинская архитектура 50-х годов, но совсем не плохая, - считает он, - мне особенно нравится тонкая графическая декорация стен ниши и ее свода в духе ренессансного искусства XVI века (сделано под очевидным влиянием великого московского архитектора И. Жолтовского). Только обходя театр вокруг, внимательный наблюдатель сможет почувствовать двухслойность этой постройки. Высокая, чуть горделивая сценическая коробка, обработанная дорическими пилястрами, - довоенная, почти не изменилась; полукруглые выступы-экседры по бокам восходят к немецкой архитектуре; боковой портал, задний фасад и дверка в кафе, заключенная в монументальный «дорический» выступ-раму, - все это старое. Театр украшает пышный фриз с гирляндами и портретами русских писателей (Пушкин, Гоголь, Маяковский, Тургенев) и другие небанально прорисованные детали, маски. Это здание своей колоннадой вносит очень сильный русский и советский акцент здесь, где сохранилось так много старого. Однако этот классицизм читается здесь тоже однозначно, он уже был подготовлен до войны, и был он не только другой, но и до неразличимости схожий».
 

Но как бы то ни было, мне представляется, что существуют более удачные примеры доработки немецких памятников архитектуры. Вот взять хотя бы здание Светлогорской водолечебницы , построенное все тем же Куккуком в 1908 году. Признаться, я долгое время полагал, что солнечные часы на башне – задумка архитектора. И лишь совсем недавно узнал, что на самом деле они появились… в 70-х годах прошлого века. Их создал известный скульптор Николай Фролов. Впрочем, относительно часов на башне заблуждался не только я. Говорят, в конце восьмидесятых в Светлогорск приехала немецкая съемочная группа, которая готовила сюжет об истории города-курорта. Естественно, «гвоздем» репортажа стала водолечебница. Оно и понятно – красивее здания в округе не найти! Журналисты собрали о нем всю информацию, которую можно было достать. Единственное, что им не удалось, - так это выяснить, кто автор солнечных часов на башне. Они перерыли все архивы, но так и не смогли найти немецкого скульптора, который бы имел к ним отношение. Мысль о том, что часы мог изготовить не немецкий скульптор, репортерам даже в голову не приходила – очень уж органично они вписались в общую композицию. Когда местные краеведы открыли журналистам правду, удивлению их не было предела.
Надо бы отметить, что, по некоторым данным, это чуть ли не первое в Раушене сооружение, возведенное с использованием железобетонных конструкций. Массивные блоки плотно подогнаны друг к другу и отделаны крошкой из щебня. Вроде все просто, а результат – потрясающий. Если говорить о стиле, в котором построено здание, то тут у искусствоведов нет единого мнения. Кто-то полагает, что это «национальный романтизм», другие уверяют, что «модерн». В пользу первой версии говорят контуры здания, которое, как ни крути, чем-то напоминает немецкую кирху или замок. Сторонники второй теории обращают внимание на общую асимметричность композиции, на обтекаемые (в виде мятого овала) окна и некоторые другие «модерновские» признаки.
Впрочем, сторонники обеих версий сходятся в том, что водолечебница хороша. Причем в любое время года. Летом прелести ей добавляет изумительная зеленая «накидка», осенью – золотая, а зимой творение Куккука украшает графический узор из стеблей обвивающих башню растений.

Категория: ВИЭ | Добавил: cashtan (18-Август-2014)
Просмотров: 552 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]