Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире




Всемирная Информ-Энциклопедия:  Калининградская область в мире

о проекте


Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Глобальная трансформация человека
Глобальная трансформация человека – коренные качественные изменения, которые происходят в человеке на глобальном уровне. В настоящее время мы можем проследить пока изменения в границах биосферного и техносферного человека, дать некоторый прогноз по формированию постчеловеческого (биотехносоциального и техносоциального) существа. Человек, порожденный всем ходом развития биосферы, до определенного времени развивался преимущественно как биосферное существо, в котором природные задатки превалировали над социальными способностями. Несмотря на все трудности выживания в биосферно-природной среде, в которой происходил его естественный отбор, человек соответствовал ей. Такого человека правомерно называть биосферным человеком, поскольку не только его происхождение, но и жизнедеятельность всецело определялись состоянием и эволюцией биосферы. Рубежом перехода к постбиосферному человеку является техногенное изменение мира. Так, еще в конце XIX века, когда Россия была земледельческой страной и почти девять десятых ее населения проживало на селе, биосферная зависимость жизни и деятельности была ярко выраженной: 43% детей умирало в возрасте до 5 лет, из семерых детей, которых рожала в среднем российская женщина, четверо уходили из жизни до 15-17 лет. С переходом к индустриальному обществу и созданием техногенных условий жизни в возрасте до 5 лет умирает не более 2% детей. Биосферный человек, или homo sapiens, прошел свою длительную историю, зародившись 5-7 млн лет назад в виде зверочеловека из человекоподобных существ – развившихся приматов. По новейшим данным, 300-350 тыс. лет назад образовались и развились неандертальцы, которые господствовали в Европе, около 200 тысяч лет назад появились кроманьонцы, выходцы из Африки, которые со временем уничтожили неандертальцев и, видимо, ассимилировались с ними. Крупнейший глобальный перелом в жизни кроманьонцев произошел 40-60 тыс. лет назад, когда на основе трудовой коллективной деятельности и общежития образовались основы мифологической культуры и сознания, нормы нравственности, достаточно развитые языки для общения, первичное самосознание, более-менее прочное общественное сознание. Некоторые ученые современного кроманьонца, т.е. нынешнего человека, называют уже homo sapiens sapiens, по сути – человеком историческим, проявившимся культурным наследием в совокупной истории человечества. Знаменательным этапом в развитии биосферного человека стала эпоха неолита и последовавший за ней десятитысячелетний период развития земледелия и земледельческого человека. Еще в 1800 г. 95% населения проживало в сельской местности и около 90 % занималось земледелием. За 10 тысяч лет сформировались земледельческие цивилизации, так называемые традиционные общества. Типичным человеком на земном шаре стал земледелец, крестьянин, пришедший на смену родоплеменному человеку. Заметные изменения природного и особенно социального порядка в человеке стали происходить, начиная уже с эпохи неолита и аграрного освоения планеты. Именно в этот период начали развиваться многие стороны социальной жизни и соответственно социальные качества людей, но снижаться давление естественного отбора. «Сам человек в его социальной истории, – отмечает, например, В.П.Казначеев, – в растущей степени управляемый целевыми факторами, опосредованными элементами культуры, социальными потребностями, выскользнул из сфер естественного отбора и вошел в зону культурного биосоциального эволюционного процесса. Советский биолог Н.К.Кольцов еще в 20-е годы прошлого столетия показал, что приблизительно за последние 8-10 тыс. лет давление естественного отбора снизилось в тысячу раз. В отношении наших дней давление естественного отбора на человека, вероятно, снизилось еще на два порядка». И далее он говорит о том, что «вопрос об автотрофности человечества, поставленный Вернадским, в современных научных исследованиях используется явно недостаточно». Глобальные трансформации биосферного человека касаются и таких вопросов, как образование рас, четырех групп крови, изменения в области разделения труда, образования и развития семьи, образа жизни, общественного сознания и самосознания, социальных качеств людей и т.п. На границе перехода от земледельческого общества к индустриальному отмечается еще и высокий уровень гармонии природных и социальных человеческих качеств. Как пишет Н.А. Бердяев в работе «Человек и машина», техническая цивилизация уже отрывает человека от его праматери – земли, делает его надприродным существом и наносит удар гуманизму, гуманистическому миросозерцанию, приводит к дегуманизации человека. Нынешняя глобальная трансформация биосферного человека связана с техногенным развитием мира в результате промышленного переворота, индустриализации, урбанизации и научно-технической революции, что, по сути, определяет современный глобальный переход жизни, а заодно и человека. Эта трансформация особенно ярко проявилась в ХХ в., нарастающими темпами она пройдет и в нынешнем – XXI столетии. Усиливающееся разрушение биосферы со становлением техногенного общества и динамичное формирование техно-ноосферы, особенно во второй половине ХХ в., характеризуется не только снижением давления естественного отбора, физических нагрузок на человека, но и серьезными трансформационными и деградационными процессами в человеке. Как известно, в начале ХХ в. (2006 г.) в городах уже проживала половина населения планеты, 3,3 млрд человек, которые испытывают на себе мощнейшие факторы социально-техносферного развития. И, хотя средняя продолжительность жизни человека в техногенном обществе достигла 70-80 лет, или выросла в два раза по сравнению со средней продолжительностью жизни в развитом земледельческом обществе, тем не менее деградация природных качеств населения резко возросла, а рост продолжительности жизни объясняется созданием социально-оздоровительной и медицинской инфраструктуры, улучшением питания, образа жизни и высоким уровнем образования. Биосферный человек в условиях бурного техногенного развития постепенно превращается в человека техносферного, способного полноценно поддерживать свою жизнедеятельность в техносферных условиях, характеризующихся повышенным жизненным комфортом. Если за два столетия городское население возросло с 0,045 до 3 млрд человек, то к концу XXI в. мы можем ожидать до 9 млрд горожан из 11 млрд землян. Деградационные процессы человечества проявляются в техногенном обществе как «цивилизационно-городские» – сердечно-сосудистые, онкологические, аллергические, психические, генетические, эндокринные и т.п. Все они, как указывают многие исследователи в области медицины и биологии, органически связаны с разрушениями иммунной, сердечно-сосудистой, эндокринной, половой и других функциональных систем человека и вызываются, прежде всего, изменившимися условиями жизни и деятельности, среди которых неблагоприятные экология и усиливающаяся техногенность играют ведущую роль. Чрезвычайно наглядно проявляются патологические явления в организме и жизни человека в крупногородской (ярко выраженной техносферной) среде, особенно насыщенной синтезированными химическими веществами. Так, в Лос-Анджелесе за четыре десятилетия (тридцатые – семидесятые годы ХХ в.) загрязненность воздуха увеличилась примерно в 40 раз, и почти в такой же пропорции возросли многие легочные болезни, включая и рак легких. Онкологические заболевания среди мужского населения США увеличились в ХХ в. с 4-5 до 36-37%, а аллергические заболевания – в десятки раз и достигли уровня 14-15%. Именно из-за перехода человечества в техногенную среду жизнедеятельности теряются былые природные, особенно половые (детородные), функции и свойства человека. Так, в наиболее развитых странах мира (т.е. техносферных, городских) 60-80% матерей не могут полностью выкормить родившихся детей своим грудным молоком и пользуются искусственными смесями. Это чаще всего происходит из-за того, что городские девочки оторваны от мира природы и не получают необходимых питательных веществ, что ведет к слабому развитию молочных желез. Если в XIX в. только 4-5 % женщин нуждались при родах в медицинской помощи, то сейчас – большинство. В индустриально развитых странах немало родильных домов, где большинство женщин рожают с применением кесарева сечения. С применением последнего в США рожает каждая четвертая женщина. В Канаде примерно треть женщин до 60 лет удаляют матку даже при незначительных ее заболеваниях, чтобы избежать онкологических и других опасных последствий. Серьезные проблемы возникли и у мужчин, особенно крупнейших городов – нарастание импотенции (в США до 40%), резкое снижение качества и выработки спермы. По некоторым исследованиям, в ХХ столетии выработка спермы у мужчин снизилась на 50-60%, а за последние 50 лет ХХ в. – почти на 40%. В несколько раз стало меньше активных сперматозоидов. Подобные процессы наблюдаются у домашних и даже у диких животных, подвергающихся воздействию химических веществ. Все сказанное выше говорит не только о проблеме воспроизводства населения, но и об угасании жизни на планете, об «экотехнологическом апокалипсисе» биосферного человека. Поскольку идет значительное снижение иммунной защиты человека, то строятся для сохранения детей специальные клиники; дети в них живут в стерильно чистых условиях, а на природу выходят в скафандрах. Эта тенденция может привести к необходимости создания особых техносферных условий для значительного числа людей техногенного мира. Техносферный человек, приходящий на смену биосферному, остается пока человеком, хотя уже и с изменёнными природными, и с особыми социальными и техногенными качествами. Незамеченным пока остается процесс интеграции социального, биологического и технического в человеке под воздействием индустриализации, урбанизации, информатизации и других современных общественных процессов. Современный человек уже характеризуется значительным наличием техно в его организме. Но такие процессы и неблагоприятные тенденции нарастают: существенные потери природного здоровья, разрушения человеческих органов приводят к тому, что медицина все больше вторгается в биологическую ткань человека, оздоровляя и изменяя её. Можно предположить, что уже в XXI-XXII веках «человек разумный» не сможет поддерживать свою жизнь и деятельность без сложной техники. И если ранее человеческая жизнь поддерживалась и регулировалась биосферными процессами, то она все более и более определяется сейчас социальной инфраструктурой, медицинской, оздоровительной и иной техникой. Более того, нарастает замена естественных органов искусственными. Если в 90-е годы ХХ в. такая замена возросла в 3 раза, то в первое десятилетие XXI в. – примерно в 5-6 раз. Сейчас в мире насчитывается около 1 млн человеко-киборгов, у которых искусственные органы управляются человеческим мозгом, или автоматическими устройствами. Искусственные органы, электронно-вычислительные машины, целевые и бытовые компьютеры, заменяющие умственные операции человека, жизнедеятельность в усложняющейся техносфере и многое другое говорят о том, что в биологической ткани кроманьонца развивается новое существо – биотехносоциальное, по сути, постчеловеческое, от которого до «биологического киборга» уже остается немного времени. А.Болонкин и Х.Моравек – философы компьютерной техники – уверены в том, что самое большее через 150-200 лет будет создано более совершенное, чем человек, существо из искусственных материалов, которое воспримет человеческую культуру и уйдет осваивать космос. А. Болонкин, доктор технических наук из России, работал в НАСА над таким постчеловеческим существом. Если техносферный человек еще является трансформированным типом кроманьонца, то биотехносоциальное существо – за его пределами. Бесконтрольное развитие технического мира подводит нас к «концу света» не только биосферы, но и биосферного человека. Одна из насущных задач – сохранить биосферу и человека, ею рожденного. Следовало бы подчеркнуть здесь формирование в условиях нарастающего техногенного развития нового бытия на планете – почти полностью искусственного земного мира (городов, поселений, крупных построек, транспортных коммуникаций), охватывающего уже свыше 4 % суши планеты (с перспективой к концу нашего века иметь 16-17 %, если не более) и в то же время более половины проживающего на ней населения Земли (т.е.горожан), а также полуискусственного, охватывающего половину суши, покрытой уже техногенными (т. е. не полностью биосферными) грунтами. Только эти два приведенных факта ярко свидетельствуют о новых тенденциях в развитии современного общества и земного мира, трансформирующих человека. Самой опасной сейчас составляющей частью техносферы становятся искусственные ксенобиотики, синтезированные человеком и разрушающие жизненные процессы живого вещества. Их же поступления в жизненную среду лавинообразно нарастают, произведя эффект сверхмощной термоядерной бомбы, взрывающейся замедленно на протяжении нескольких сотен, если даже не десятков, лет и приводящей к уничтожению биосферы и биосферного человека. «Последствия воздействия на человека синтетических материалов изучены пока недостаточно, так как исследования токсических свойств только одного вещества требует до пяти лет времени и почти 600 тысяч долларов, - отмечает Е.В.Пономарева в своей книге «Ксенобиотики». - Если же требуется узнать, как вещество влияет на геном человека или какова вероятность заболевания раком от его воздействия, то дополнительно потребуется еще 1,3 млн. долларов. Поэтому, используя синтетические вещества, человек часто не ведает о последствиях, которые они могут вызвать. Например, в США производится 3350 наименований пестицидов, но только для 121 из них есть полные сведения о токсичности. Широко используемых косметических средств более 3400, а сведения о токсичности имеются лишь для 13 % из них. В развитых странах из 1338 синтетических соединений, производимых в больших масштабах, только для 147 есть данные об их безопасности. А из 65 тыс. химических веществ, находящихся в мировом коммерческом обороте, лишь менее 1 % изучено в отношении токсичности. Можно сказать, что человечество ставит химический эксперимент на себе, выступая в роли подопытного кролика». О размахе роста негативных воздействий искусственных ксенобиотиков, находящихся в массовом коммерческом обороте, свидетельствуют и факты роста онкологии от «сигаретной химии» практически во всем мире и особенно в последние десятилетия в России. Могут сказать, что курение было всегда вредно. Спорить с этим трудно. Но курение в прошлом, до бурного техногенного общественного развития, не имело больших отрицательных последствий, тем более онкологических. По свидетельству одного из немецких врачей, собиравшего в начале ХХI века данные об онкологии легких в мире, во всех развитых странах тогда он насчитал менее 500 случаев всех заболеваний легких онкологией, включая и курильщиков, а в 1990 году в США и СССР насчитывалось уже по миллиону таких больных. Дело в том, что до ХХ века для производства сигарет использовался табак, выращенный на естественных, биосферных почвах, содержащий «биосферную химию» в своем составе, то есть только те химические составляющие элементы в той определенной пропорции, из которых и формировались многие и многие миллионы лет животные, а затем и человеческие организмы и которые прошли предварительную «жизненную обкатку» в растениях и животных. Об этом довольно ярко свидетельствуют факты совместимости и высокой эффективности лекарств, сделанных из биологических тканей живых организмов, а также аллергии и многих других бед, происходящих довольно часто от лекарств синтетического происхождения. Как показали исследования, проведенные в 28 наиболее развитых странах мира, в период активного развития промышленности (60-80 годы ХХ века) в них, онкологическая заболеваемость у курящих женщин всего за 20 лет возросла более чем в 200 раз, тогда как у некурящих, находящихся под относительно меньшим химико-техногенным прессом, всего в 10 раз. И дальнейшая «химическая раскрутка» онкологии от сигарет нарастающе усиливается, хотя промышленно-антропогенный пресс в так называемых постиндустриальных странах, где уже абсолютное большинство населения занято в сфере услуг (в США около 80 %), существенно снизился; усиливающаяся техногенность здесь уже достигается не за счет самого процесса производства, его неэкологичности, а за счет все большей искусственности и неэкологичности продуктов производства. Опасность современного процесса курения определяется выращиванием табака с применением минеральных удобрений и химии, различного рода добавками-ароматизаторами для привыкания к курению, интеграцией никотина с загрязнениями в атмосфере, серьезным снижением действия иммунной системы человека в техногенных условиях его жизнедеятельности и др. В начале ХХ1 века от курения умирает в США в среднем 1200 граждан в день, или около полумиллиона в год; это больше, чем потери США за вторую мировую и вьетнамскую войны, вместе взятые. Как показывает статистика, курящие в возрасте 40-49 лет умирают в 3 раза чаще некурящих. У курящих возникают хронические заболевания гортани и глотки, бронхит, астма, туберкулез легких, рак легких, рак полости рта, губы, развиваются гастриты, язвенная и многие другие болезни. И это далеко не полный «букет» последствий от курения. Сейчас мы вводим в биосферный биотический круговорот тяжелые металлы, радиационные элементы, отработанные автомобильные газы, синтезированные химические вещества и т.п., что уже не только не находится в гармонии с биосферным человеческим организмом, а вызывает в нем сильнейшие трансформационные изменения его природных качеств, как и изменения у других животных, находящихся в расширяющихся техносферных и иных техногенных условиях жизни. Так, зубры в Беловежской пуще, как сообщалось в печати, теряют свои способности воспроизводить стадо, их расселяют в экологически чистые регионы России. Проблемы усиливающейся техногенности касаются прежде всего человека, проживает ли он в городе, или вне его, поскольку техногенность охватывает все большее и большее мировое пространство вместе с наполнением «искусственной химией» геобиохимических процессов. Последние охватывают практически все живое на планете и его окружение, пронизывая жизнь синтезироваными химическими веществами, искусственными ксенобиотиками. Сейчас исследователи насчитывают в организме человека до двух тысяч искусственных включений, начиная от медицинских лекарств, искусственных органов и кончая различными химическими загрязнениями; в молоке женщин крупных городов и мегаполисов, кормящих грудью детей, насчитывается до 300 и более различных веществ, многие из них не способствуют нормальному раз- витию здоровья ребенка. Ксенобиотики, о которых население и специалисты мало еще пока что знают, не вызывают пока широкого протеста против их производства, хотя они коренным образом и в то же время неблагоприятно изменяют жизненные процессы. Так, например, в 70-е годы ХХ века, по данным ученых медицинских наук, у мужчин России было еще примерно 70% активных сперматозоидов, а уже в начале ХХI века их число достигает уже 50%, что говорит о стремительности трансформационных процессов в организме современного человека. Снижение и детской рождаемости связано не только с ухудшающимися социально-экономическими условиями жизни, но и с техногенностью существования человечества. На основе сказанного выше можно сделать и обобщающий вывод: избыточное техногенное развитие мирового сообщества и стремительное насыщение техногенностью земной природы, в первую очередь ее живого вещества и населения планеты, представляет собой одну из самых опасных глобальных проблем современного развития не только человечества, но и всей планеты, сравнимую разве что с термоядерной мировой войной. Отсюда вытекает одна из важнейших задач: необходимость организации фундаментальных научных исследований нынешнего этапа техногенного социоприродного развития земного мира и особенно опасностей формирования искусственной жизни на нашей планете. Эта задача под силу только международным и в то же время глубоким межпредметным исследованиям, поскольку последние весьма затратны по финансированию и не могут быть растянуты на длительный срок. Это органически связано с необходимостью по итогам исследования принимать экстренные меры по изменению вектора развития человечеством и самого себя, и земной биоприроды. Можно с уверенностью сказать, что стихийная эволюция саморазвития жизни на планете уже закончилась, и сейчас появляется жесткая необходимость, о чем в свое время писал В.И.Вернадский, коллективному человечеству на основе коллективного разума (науки) строить разумный, т.е. гуманно-ноосферный мир на планете. Лит.: Человек техногенной цивилизации на рубеже двух тысячелетий. – Калининград, 2000; Демиденко, Э.С. Ноосферное восхождение земной жизни / Э.С.Демиденко. – М., 2003; Демиденко, Э.С. Экотехнологический Апокалипсис, или «конец света» природного человека / Э.С.Демиденко. – Брянск, 1993; Демиденко, Э.С. Техногенное общество и земной мир / Э.С.Демиденко, Е.А.Дергачева, Н.В.Попкова. – М.; Брянск, 2007; Моравек, Х. Будущее без нас / Х.Моравек // Америка. – 1993. – №437 (апр.).
Э.С. Демиденко 
Категория: ВИЭ | Добавил: Ильюха (07-Августа-2012)
Просмотров: 528 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]