Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Всемирная Информ-Энциклопедия: Калининградская область в мире

Ваша реклама

ТУТ

Меню



Новый блокetrf

wted


Главная » Статьи » Все статьи » ВИЭ

Федоров Евгений Александрович.Незабываемое рождество (рассказ)

Незабываемое Рождество
Дело было семьдесят лет назад, в дни Сталинградской битвы. 
Многим старожилам-калининградцам известно имя капитана дальнего плавания Евгения Фёдорова. Двадцать лет Калининград был для него «портом приписки». Сегодня он живёт на другом конце страны, во Владивостоке. Однако с полюбившимся ему янтарным краем связи не теряет, следит за нашими новостями, читает «Калининградку» – благо теперь это возможно и в интернете. 
Когда-то именно в Калининграде Евгений Александрович начал писать прозу. С 1970 года он печатается в газетах и журналах. Сегодня мы предлагаем вам его новый рассказ. И хоть главного героя зовут Антон, повествование это автобиографическое. В детстве Фёдорову тоже пришлось беспризорничать в занятом немцами Таганроге. 
В один из рождественских дней 1942 года в оккупированном Таганроге на Карантинной улице, где квартировали немецкие лётчики, обер-лейтенант по имени Вальтер подозвал к себе восьмилетнего беспризорника Антона. Это было уже не первый раз, мальчик знал его и не боялся. Немец был, как обычно, слегка навеселе. Вынув из кармана фотографию своих детей, стал объяснять, что сын Ганс – ровесник Антона, а дочка Эльза на два года младше и что он их давно не видел и, может, вообще уже не увидит. Летает-то он на Сталинград, а там сейчас, несмотря на жуткие русские морозы, жарко… 
Размякнув от минорных чувств, обер-лейтенант одарил беспризорника леденцом и сказал подойти завтра, за час до комендантского часа, к офицерскому клубу и вызвать его через часового. И тогда «будет много подарок». 
– Антон запомнит Вальтер на весь жизнь! Вальтер любит киндер, не любит война! 
Клуб для лётного состава был на краю города, по дороге на аэродром. Придя, Антон кое-как объяснил часовому, что ему нужен обер-лейтенант Вальтер. Часовой лишь недовольно развёл руками: офицеров по имени Вальтер в клубе столько же, сколько было бы Иванов в клубе для советских лётчиков. 
Однако тут на крыльце появился, пошатываясь, тот самый Вальтер. 
– О, Антошя! – и схватив гостя за шиворот, потащил по лабиринту коридоров к запасному выходу у раздевалки. А там наказал ждать. 
Антон огляделся: вдоль стен висели кожаные, на меху, лётные куртки-регланы и кожаные пальто. В раскрытые двери из зала доносился шум большой мужской компании – лётчики отмечали Рождество.  Появился Вальтер с крафт-мешком в руках, показал Антону: загляни! О-о, чего там только не было! Колбаса и конфеты, шоколад и печенье. А сверху, источая божественный аромат, лежали ромовые бабы!.. 
Но это ещё было не всё. Обер-лейтенант вдруг стал шарить по курткам и пальто. Он залезал в карманы и бумажники, располовинивая пачки рейхсмарок (по сравнению с оккупационными марками – один к десяти). И всё это запихивал Антону за воротник! Пацан обомлел: это же воровство! Не говоря о том, что за такое расстреливают на месте, после чего в назидание другим вешают на базарной площади. Чуть не плача, он пытался объяснить это Вальтеру. Однако тот лишь хохотал и махал рукой в сторону зала: дескать, они всё равно деньги спустят в карты или пропьют, а уже завтра их, скорее всего, собьют русские. 
Судя по всему, его охватило острое желание сделать добро, ублажить Бога. А за это авось и Вальтеру воздастся, Он сохранит его и в небе, и на земле… Обер-лейтенант вынес мешок на улицу и, пожелав Антону хорошего Рождества, ушёл назад. А наш гружённый трофеями герой остался один в зоне военного объекта особой важности – аэродрома. Да ещё в комендантский час, да в прифронтовом городе, забитом войсками, спешащими под Сталинград на выручку окружённой там немецкой группировке. 
Кругом патрули, миновать которые почти невозможно. Что говорить в случае задержания по поводу мешка с деликатесами, по поводу денег за шиворотом?  Недоумевающий от происходящего часовой зло поглядывал на Антона, видимо, собираясь отобрать мешок. Почувствовав его намерения, мальчик, пятясь, волоком потащил ношу на другую сторону улицы, в темень. При этом он на ходу выхватывал из мешка всё подряд и глотал, почти не жуя. Из желудка отнять смогут только вместе с жизнью… 
Вдруг, не веря своим глазам, Антон увидел перед собой малыша лет шести с санками, на которых тот вёз какие-то дровишки. – Хочешь пирожное? – спросил Антон и поднёс под простуженный, сопливый нос мальца кусочек кекса. 
Обалдевший от такого малец по имени Сашко согласился везти мешок на его санках хоть на край света, заглотнул пирожное и попросил добавки. Когда дошли до домов хозобслуги аэродрома, Сашко убежал вперёд за подмогой. Антон, тянувший санки, вышел на перекрёсток. И тут на него был направлен яркий луч света, прозвучала короткая автоматная очередь. Стреляли трассирующими. Антону почудилось, что его обдаёт тёплым воздухом от мелькающих перед глазами светляков. Бросив санки с мешком, он упал и покатился в кювет. 
Заскрипел снег под сапогами, луч фонаря, скользнув по мешку, остановился на Антоне. – Хэндэ хох! 
Поднимая руки, он похолодел от ужаса: набитые за шиворот марки стали проваливаться куда-то вниз. Если сейчас на снег выпадет хоть одна бумажка – всё, пристрелят на месте. Не станут же делать очную ставку с офицером люфтваффе. Да и разве тот подтвердит, что крал деньги у господ офицеров для малолетнего бродяжки из покорённого народа. Двое патрульных подвели Антона к мешку, осторожно развернули смёрзшуюся бумагу и заглянули внутрь. Находка их явно озадачила. Такие яства недоступны даже им, солдатам СС! 
Подъехала машина, и Антона вместе с мешком повезли в комендатуру. Переводчика в тот момент не оказалось на месте, и дежурный офицер велел позвать из кочегарки истопника из русских. Им оказался Васька Жуков, знавший по-немецки ненамного больше Антона, а потому сделавший вольный перевод, отсебятину. Мол, киндеры нашли мешок на дороге к аэродрому, ясно, что потеряли его пьяные лётчики, они сейчас гуляют вовсю, и только им выдают такие пайки. Удовлетворённый объяснением дежурный аккуратно перевязал мешок шпагатом, вызвал рассыльного и стал писать ему свой домашний адрес. А Антон тем временем прошептал истопнику, что у него сзади куча денег и надо его срочно вывести в туалет, чтобы там выбросить смертельно опасный подарок. 
Васька Жуков, по прозвищу Жук-Щипач, бывший вор-карманник, был парень не промах. Лёгким движением руки по антошкиной спине он проверил, не врёт ли тот. После чего стал просить офицера отпустить малолетнего нарушителя с ним, а уж он возьмёт на себя дальнейшие хлопоты с этим беспокойным мальцом. Немец махнул рукой: проваливайте! 
Жук отвёл Антона в кочегарку. Когда тот стал раздеваться, ахнул и Васька, и двое других истопников, находившихся при исполнении у котлов. Надёжно спрятав деньги, старшие товарищи с одной из марок послали Ваську за самогоном, а Антона накормили и уложили спать. 

За стаканом самогона истопники дали друг другу страшную клятву о неразглашении этой тайны. Антона же решили оставить у себя, сделав его сыном полка, то бишь кочегарки. А то ведь пропадёт пацанёнок. 
Так благодаря неожиданному подарку на Рождество он и дожил до прихода наших. А как уж там дальше сложилась судьба немецкого лётчика Вальтера, история умалчивает…

Евгений ФЁДОРОВ 
Калининградская правда 24.12.2012

Категория: ВИЭ | Добавил: Василий (05-Август-2013)
Просмотров: 357 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]